Мой главный помощник – сынок Елисей!

Слушать сказку

Информация для родителей: Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях это оно из лучших произведений А. С. Пушкина.

В ней рассказывается о красавице-царевне и о завистливой царице-мачехе, которая хотела погубить девушку завидуя её красоте. Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях читается легко и приятно.

Будет интересна деткам практически всех возрастов, рекомендуем детям от 4 до 8 лет. Приятного чтения вам и вашим малышам.

Мой главный помощник - сынок Елисей!

Читать сказку о мёртвой царевне и семи богатырях

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.
Ждёт-пождёт с утра до ночи,
Смотрит в поле, инда очи
Разболелись, глядючи
С белой зори до ночи.

Не видать милого друга!
Только видит: вьётся вьюга,
Снег валится на поля,
Вся белёшенька земля.
Девять месяцев проходит,
С поля глаз она не сводит.
Вот в сочельник в самый, в ночь
Бог даёт царице дочь.

Рано утром гость желанный,
День и ночь так долго жданный,
Издалеча наконец
Воротился царь-отец.
На него она взглянула,
Тяжелёшенько вздохнула,
Восхищенья не снесла

И к обедне умерла.

Долго царь был неутешен,
Но как быть? и он был грешен;
Год прошёл, как сон пустой,
Царь женился на другой.
Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
Ей в приданое дано
Было зеркальце одно;
Свойство зеркальце имело:
Говорить оно умело.

С ним одним она была
Добродушна, весела,
С ним приветливо шутила
И, красуясь, говорила:
«Свет мой, зеркальце! скажи,
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
И ей зеркальце в ответ:
«Ты, конечно, спору нет;
Ты, царица, всех милее,
Всех румяней и белее».

И царица хохотать,
И плечами пожимать,
И подмигивать глазами,
И прищёлкивать перстами,
И вертеться подбочась,

Гордо в зеркальце глядясь.

Но царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла,
Поднялась — и расцвела,
Белолица, черноброва,
Нраву кроткого такого.
И жених сыскался ей,
Королевич Елисей.
Сват приехал, царь дал слово,
А приданое готово:
Семь торговых городов

Да сто сорок теремов.

На девичник собираясь,
Вот царица, наряжаясь
Перед зеркальцем своим,
Перемолвилася с ним:
«Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?»
Что же зеркальце в ответ?
«Ты прекрасна, спору нет;
Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее».

Как царица отпрыгнёт,
Да как ручку замахнёт,
Да по зеркальцу как хлопнет,
Каблучком-то как притопнет!..
«Ах ты, мерзкое стекло!
Это врёшь ты мне назло.
Как тягаться ей со мною?
Я в ней дурь-то успокою.

Вишь какая подросла!
И не диво, что бела:
Мать брюхатая сидела
Да на снег лишь и глядела!
Но скажи: как можно ей
Быть во всём меня милей?
Признавайся: всех я краше.
Обойди всё царство наше,
Хоть весь мир; мне ровной нет.
Так ли?» Зеркальце в ответ:
«А царевна всё ж милее,
Всё ж румяней и белее».
Делать нечего.

Она,
Чёрной зависти полна,
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Сенной девушке своей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав её, живую
Под сосной оставить там

На съедение волкам.

Черт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,
Что царевна догадалась
И до смерти испугалась
И взмолилась: «Жизнь моя!
В чём, скажи, виновна я?
Не губи меня, девица!
А как буду я царица,
Я пожалую тебя».

Та, в душе её любя,
Не убила, не связала,
Отпустила и сказала:
«Не кручинься, бог с тобой».
А сама пришла домой.
«Что? — сказала ей царица. —
Где красавица девица?» —
«Там, в лесу, стоит одна, —
Отвечает ей она.


Крепко связаны ей локти;
Попадётся зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,

Легче будет умереть».

И молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней.
Королевич Елисей,
Помолясь усердно богу,
Отправляется в дорогу
За красавицей душой,

За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем всё шла да шла
И на терем набрела.
Ей навстречу пёс, залая,
Прибежал и смолк, играя.
В ворота вошла она,
На подворье тишина.

Пёс бежит за ней, ласкаясь,
А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась,
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.

Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Знать, не будет ей обидно! —
Никого меж тем не видно.
Дом царевна обошла,
Всё порядком убрала,
Засветила богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась

И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.
Старший молвил: «Что за диво!
Всё так чисто и красиво.
Кто-то терем прибирал
Да хозяев поджидал.

Кто же? Выдь и покажися,
С нами честно подружися.
Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.

Коли красная девица,

Будь нам милая сестрица».

И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,
Что-де в гости к ним зашла,
Хоть звана и не была.

Вмиг по речи те опознали,
Что царевну принимали;
Усадили в уголок,
Подносили пирожок;
Рюмку полну наливали,
На подносе подавали.

От зелёного вина
Отрекалася она;
Пирожок лишь разломила
Да кусочек прикусила
И с дороги отдыхать
Отпросилась на кровать.
Отвели они девицу
Вверх, во светлую светлицу,
И оставили одну

Отходящую ко сну.

День за днём идёт, мелькая,
А царевна молодая
Всё в лесу; не скучно ей
У семи богатырей.

Перед утренней зарёю
Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса.
А хозяюшкой она
В терему меж тем одна
Приберёт и приготовит.
Им она не прекословит,
Не перечат ей они.

Так идут за днями дни.

Братья милую девицу
Полюбили. К ней в светлицу
Раз, лишь только рассвело,
Всех их семеро вошло.
Старший молвил ей: «Девица,
Знаешь: всем ты нам сестрица,
Всех нас семеро, тебя
Все мы любим, за себя
Взять тебя мы все бы ради,
Да нельзя, так, бога ради,
Помири нас как-нибудь:
Одному женою будь,
Прочим ласковой сестрою.
Что ж качаешь головою?
Аль отказываешь нам?

Аль товар не по купцам?»

«Ой, вы, молодцы честные,
Братцы вы мои родные, —
Им царевна говорит, —
Коли лгу, пусть бог велит
Не сойти живой мне с места.
Как мне быть? ведь я невеста.
Для меня вы все равны,
Все удалы, все умны,
Всех я вас люблю сердечно;
Но другому я навечно
Отдана. Мне всех милей

Королевич Елисей».

Братья молча постояли
Да в затылке почесали.
«Спрос не грех. Прости ты нас, —
Старший молвил поклонясь. —
Коли так, не заикнуся
Уж о том». — «Я не сержуся, —
Тихо молвила она, —
И отказ мой не вина».
Женихи ей поклонились,
Потихоньку удалились,
И согласно все опять

Стали жить да поживать.

Между тем царица злая,
Про царевну вспоминая,
Не могла простить её,
А на зеркальце своё
Долго дулась и сердилась:
Наконец об нём хватилась
И пошла за ним, и, сев
Перед ним, забыла гнев,
Красоваться снова стала
И с улыбкою сказала:
«Здравствуй, зеркальце! скажи,
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
И ей зеркальце в ответ:
«Ты прекрасна, спору нет;
Но живёт без всякой славы,
Средь зелёныя дубравы,
У семи богатырей
Та, что всё ж тебя милей».
И царица налетела
На Чернавку: «Как ты смела
Обмануть меня? и в чём!..»
Та призналася во всём:
Так и так. Царица злая,
Ей рогаткой угрожая,
Положила иль не жить,

Иль царевну погубить.

Раз царевна молодая,
Милых братьев поджидая,
Пряла, сидя под окном.
Вдруг сердито под крыльцом
Пёс залаял, и девица
Видит: нищая черница
Ходит по двору, клюкой
Отгоняя пса. «Постой.
Бабушка, постой немножко, —
Ей кричит она в окошко, —
Пригрожу сама я псу
И кой-что тебе снесу».

Отвечает ей черница:
«Ох ты, дитятко девица!
Пёс проклятый одолел,
Чуть до смерти не заел.
Посмотри, как он хлопочет!
Выдь ко мне». — Царевна хочет
Выйти к ней и хлеб взяла,
Но с крылечка лишь сошла,
Пёс ей под ноги — и лает
И к старухе не пускает;
Лишь пойдёт старуха к ней,
Он, лесного зверя злей,
На старуху.

Что за чудо?
«Видно, выспался он худо, —
Ей царевна говорит. —
На ж, лови!» — и хлеб летит.
Старушонка хлеб поймала;
«Благодарствую, — сказала, —
Бог тебя благослови;
Вот за то тебе, лови!»
И к царевне наливное,
Молодое, золотое,
Прямо яблочко летит…
Пёс как прыгнет, завизжит…
Но царевна в обе руки
Хвать — поймала.

«Ради скуки
Кушай яблочко, мой свет.

Благодарствуй за обед…» —
Старушоночка сказала,
Поклонилась и пропала…
И с царевной на крыльцо
Пёс бежит и ей в лицо
Жалко смотрит, грозно воет,
Словно сердце пёсье ноет,
Словно хочет ей сказать:
Брось! — Она его ласкать,
Треплет нежною рукою:
«Что, Соколко, что с тобою?
Ляг!» — и в комнату вошла,
Дверь тихонько заперла,
Под окно за пряжу села
Ждать хозяев, а глядела
Всё на яблоко. Оно
Соку спелого полно,
Так свежо и так душисто,
Так румяно-золотисто,
Будто мёдом налилось!
Видны семечки насквозь…
Подождать она хотела
До обеда; не стерпела,
В руки яблочко взяла,
К алым губкам поднесла,
Потихоньку прокусила
И кусочек проглотила…
Вдруг она, моя душа,
Пошатнулась не дыша,
Белы руки опустила,
Плод румяный уронила,
Закатилися глаза,
И она под образа
Головой на лавку пала

И тиха, недвижна стала…

Братья в ту пору домой
Возвращалися толпой
С молодецкого разбоя.
Им навстречу, грозно воя,
Пёс бежит и ко двору
Путь им кажет. «Не к добру! —
Братья молвили, — печали
Не минуем». Прискакали,
Входят, ахнули. Вбежав,
Пёс на яблоко стремглав
С лаем кинулся, озлился
Проглотил его, свалился
И издох. Напоено
Было ядом, знать, оно.

Перед мёртвою царевной
Братья в горести душевной
Все поникли головой
И с молитвою святой
С лавки подняли, одели,
Хоронить её хотели
И раздумали. Она,
Как под крылышком у сна,
Так тиха, свежа лежала,
Что лишь только не дышала.
Ждали три дня, но она
Не восстала ото сна.

Сотворив обряд печальный,
Вот они во гроб хрустальный
Труп царевны молодой
Положили — и толпой
Понесли в пустую гору,
И в полуночную пору
Гроб её к шести столбам
На цепях чугунных там
Осторожно привинтили
И решёткой оградили;
И, пред мёртвою сестрой
Сотворив поклон земной,
Старший молвил: «Спи во гробе;
Вдруг погасла, жертвой злобе,
На земле твоя краса;
Дух твой примут небеса.
Нами ты была любима
И для милого хранима —
Не досталась никому,

  • Только гробу одному».
  • В тот же день царица злая,
    Доброй вести ожидая,
    Втайне зеркальце взяла
    И вопрос свой задала:
    «Я ль, скажи мне, всех милее,
    Всех румяней и белее?»
    И услышала в ответ:
    «Ты, царица, спору нет,
    Ты на свете всех милее,
  • Всех румяней и белее».

За невестою своей
Королевич Елисей
Между тем по свету скачет.

Нет как нет! Он горько плачет,
И кого ни спросит он,
Всем вопрос его мудрён;
Кто в глаза ему смеётся,
Кто скорее отвернётся;
К красну солнцу наконец
Обратился молодец:
«Свет наш солнышко! Ты ходишь
Круглый год по небу, сводишь
Зиму с тёплою весной,
Всех нас видишь под собой.

Аль откажешь мне в ответе?
Не видало ль где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей». — «Свет ты мой, —
Красно солнце отвечало, —
Я царевны не видало.
Знать, её в живых уж нет.
Разве месяц, мой сосед,
Где-нибудь её да встретил

Или след её заметил».

Тёмной ночки Елисей
Дождался в тоске своей.
Только месяц показался,
Он за ним с мольбой погнался.
«Месяц, месяц, мой дружок,
Позолоченный рожок!
Ты встаёшь во тьме глубокой,
Круглолицый, светлоокий,
И, обычай твой любя,
Звёзды смотрят на тебя.

Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей». — «Братец мой, —
Отвечает месяц ясный, —
Не видал я девы красной.
На стороже я стою
Только в очередь мою.
Без меня царевна, видно,
Пробежала». — «Как обидно!» —
Королевич отвечал.

Ясный месяц продолжал:
«Погоди; об ней, быть может,
Ветер знает. Он поможет.
Ты к нему теперь ступай,

Читайте также:  Лимонник - сорта, посадка, выращивание, уход и размножение

Не печалься же, прощай».

Елисей, не унывая,
К ветру кинулся, взывая:
«Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе,
Не боишься никого,
Кроме бога одного.

Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених её».

— «Постой, —
Отвечает ветер буйный, —
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места;

В том гробу твоя невеста».

Ветер дале побежал.
Королевич зарыдал
И пошёл к пустому месту,
На прекрасную невесту
Посмотреть ещё хоть раз.
Вот идёт, и поднялась
Перед ним гора крутая;
Вкруг неё страна пустая;
Под горою тёмный вход.
Он туда скорей идёт.
Перед ним, во мгле печальной,
Гроб качается хрустальный,
И в хрустальном гробе том
Спит царевна вечным сном.

И о гроб невесты милой
Он ударился всей силой.
Гроб разбился. Дева вдруг
Ожила. Глядит вокруг
Изумлёнными глазами;
И, качаясь над цепями,
Привздохнув, произнесла:
«Как же долго я спала!»
И встаёт она из гроба…
Ах!.. и зарыдали оба.

В руки он её берёт
И на свет из тьмы несёт,
И, беседуя приятно,
В путь пускаются обратно,
И трубит уже молва:

Дочка царская жива!

Дома в ту пору без дела
Злая мачеха сидела
Перед зеркальцем своим
И беседовала с ним,
Говоря: «Я ль всех милее,
Всех румяней и белее?»
И услышала в ответ:
«Ты прекрасна, слова нет,
Но царевна всё ж милее,
Всё румяней и белее».

Злая мачеха, вскочив,
Об пол зеркальце разбив,
В двери прямо побежала
И царевну повстречала.
Тут её тоска взяла,
И царица умерла.

Лишь её похоронили,
Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мёд, пиво пил,

Да усы лишь обмочил.

Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях написана осенью 1833 года в Болдине. Является самостоятельным авторским литературным произведением, написанным по мотивам русской народной сказки.

4, Толкование на Четвертую книгу Царств – профессор Александр Павлович Лопухин

1–7. Чудесное умножение елея у одной пророческой вдовы. 8–37. Рождение у благочестивой Сонамитянки сына по слову пророка и воскрешение его последним. 38–41. Пророк обезвреживает ядовитую пищу. 42–44. Чудесно насыщает малым количеством хлеба большое число людей.

4Цар.4:1. Одна из жен сынов пророческих с воплем говорила Елисею: раб твой, мой муж, умер; а ты знаешь, что раб твой боялся Господа; теперь пришел заимодавец взять обоих детей моих в рабы себе.

4Цар.4:2. И сказал ей Елисей: что мне сделать тебе? скажи мне, что есть у тебя в доме? Она сказала: нет у рабы твоей ничего в доме, кроме сосуда с елеем.

4Цар.4:3. И сказал он: пойди, попроси себе сосудов на стороне, у всех соседей твоих, сосудов порожних; набери немало,

4Цар.4:4. и пойди, запри дверь за собою и за сыновьями твоими, и наливай во все эти сосуды; полные отставляй.

4Цар.4:5. И пошла от него и заперла дверь за собой и за сыновьями своими. Они подавали ей, а она наливала.

4Цар.4:6. Когда наполнены были сосуды, она сказала сыну своему: подай мне еще сосуд. Он сказал ей: нет более сосудов. И остановилось масло.

4Цар.4:7. И пришла она, и пересказала человеку Божию. Он сказал: пойди, продай масло и заплати долги твои; а что останется, тем будешь жить с сыновьями твоими.

Из данного рассказа видно, что к «сынам пророческим» принадлежали не только молодые холостые люди, но и женатые, отцы семейств, следовательно институт этот не напоминал монашеских орденов. Не живя вместе с другими членами обществ «сынов пророческих», такие семейные люди объединялись с другими личностью пророка руководителя.

В умершем «сыне пророческом», «муже богобоязненном» традиция (раввины, И. Флавий, ср. блаж. Феодорит, вопр. 14) указывала известного из истории пророка Илии «богобоязненного» Авдия (3Цар.18:3 и далее), домоправителя Ахавова, который прилагал великое попечение о пропитании пророков и после впал в долги.

Намерение кредитора продать в рабство детей вдовы оправдывалось буквою закона (Лев.25:39; Исх.21:2) и жестокой практикой жизни (Мф.18:25). Чудо умножения Елисеем елея, конечно, имеет сходство с чудесным пропитанием пророка Илией сарептской вдовы (3Цар.

17:8–16), но отнюдь не вынуждает видеть в рассказе о чуде Елисея неудачный дубль рассказа об Илии, тем более, что каждый рассказ, кроме общих черт, имеет и самостоятельные, отличные черты.

4Цар.4:8. В один день пришел Елисей в Сонам. Там одна богатая женщина упросила его к себе есть хлеба; и когда он ни проходил, всегда заходил туда есть хлеба.

4Цар.4:9. И сказала она мужу своему: вот, я знаю, что человек Божий, который проходит мимо нас постоянно, святой;

4Цар.4:10. сделаем небольшую горницу над стеною и поставим ему там постель, и стол, и седалище, и светильник; и когда он будет приходить к нам, пусть заходит туда.

4Цар.4:11. В один день он пришел туда, и зашел в горницу, и лег там,

4Цар.4:12. и сказал Гиезию, слуге своему: позови эту Сонамитянку. И позвал ее, и она стала пред ним.

4Цар.4:13. И сказал ему: скажи ей: «вот, ты так заботишься о нас; что сделать бы тебе? не нужно ли поговорить о тебе с царем, или с военачальником?» Она сказала: нет, среди своего народа я живу.

4Цар.4:14. И сказал он: что же сделать ей? И сказал Гиезий: да вот, сына нет у нее, а муж ее стар.

4Цар.4:15. И сказал он: позови ее. Он позвал ее, и стала она в дверях.

4Цар.4:16. И сказал он: через год, в это самое время ты будешь держать на руках сына. И сказала она: нет, господин мой, человек Божий, не обманывай рабы твоей.

4Цар.4:17. И женщина стала беременною и родила сына на другой год, в то самое время, как сказал ей Елисей.

4Цар.4:18. И подрос ребенок и в один день пошел к отцу своему, к жнецам.

4Цар.4:19. И сказал отцу своему: голова моя! голова моя болит! И сказал тот слуге своему: отнеси его к матери его.

4Цар.4:20. И понес его и принес его к матери его. И он сидел на коленях у нее до полудня, и умер.

4Цар.4:21. И пошла она, и положила его на постели человека Божия, и заперла его, и вышла,

4Цар.4:22. и позвала мужа своего и сказала: пришли мне одного из слуг и одну из ослиц, я поеду к человеку Божию и возвращусь.

4Цар.4:23. Он сказал: зачем тебе ехать к нему? сегодня не новомесячие и не суббота. Но она сказала: хорошо.

4Цар.4:24. И оседлала ослицу и сказала слуге своему: веди и иди; не останавливайся, доколе не скажу тебе.

4Цар.4:25. И отправилась и прибыла к человеку Божию, к горе Кармил. И когда увидел человек Божий ее издали, то сказал слуге своему Гиезию: это та Сонамитянка.

4Цар.4:26. Побеги к ней навстречу и скажи ей: «здорова ли ты? здоров ли муж твой? здоров ли ребенок?» – Она сказала: здоровы.

4Цар.4:27. Когда же пришла к человеку Божию на гору, ухватилась за ноги его. И подошел Гиезий, чтобы отвести ее; но человек Божий сказал: оставь ее, душа у нее огорчена, а Господь скрыл от меня и не объявил мне.

4Цар.4:28. И сказала она: просила ли я сына у господина моего? не говорила ли я: «не обманывай меня»?

4Цар.4:29. И сказал он Гиезию: опояшь чресла твои и возьми жезл мой в руку твою, и пойди; если встретишь кого, не приветствуй его, и если кто будет тебя приветствовать, не отвечай ему; и положи посох мой на лице ребенка.

4Цар.4:30. И сказала мать ребенка: жив Господь и жива душа твоя! не отстану от тебя. И он встал и пошел за нею.

4Цар.4:31. Гиезий пошел впереди их и положил жезл на лице ребенка. Но не было ни голоса, ни ответа. И вышел навстречу ему, и донес ему, и сказал: не пробуждается ребенок.

4Цар.4:32. И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его.

4Цар.4:33. И вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу.

4Цар.4:34. И поднялся и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка.

4Цар.4:35. И встал и прошел по горнице взад и вперед; потом опять поднялся и простерся на нем. И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои.

4Цар.4:36. И позвал он Гиезия и сказал: позови эту Сонамитянку. И тот позвал ее. Она пришла к нему, и он сказал: возьми сына твоего.

4Цар.4:37. И подошла, и упала ему в ноги, и поклонилась до земли; и взяла сына своего и пошла.

И рассказ о рождении сына у жены сонамитянки, его смерти и воскресении имеет очевидное сходство с параллельным рассказом (3Цар.

17:17 и далее) о воскрешении пророком Илией сына вдовы сарептской, и опять каждый рассказ имеет своеобразные черты, и один не может считаться повторением другого. Пророк Елисей из Галгал отправился на гору Кармил (4Цар.

2:25), любимое местопребывание пророка Илии (ср. ст. 25), а оттуда приходит в близлежавший Сонам (ст. 8; о положении Сонама см. комментарии к 3Цар.1:3).

Рассказ о сонамитянке, независимо от прочего, интересен сообщением бытовых, общественно-гражданских и религиозных особенностей древнееврейского быта из данной эпохи.

В бытовом отношении характерно описание утвари или мебели даже зажиточного древнееврейского дома: в комнате, устроенной благочестивой сонамитянкой для пророка Елисея (ст. 10) – «небольшой горнице над стеной» (род мезонина, нередко устрояемого на плоских крышах Востока (ср. 1Цар.9:25; 2Цар.

16:22)), имели быть принадлежности, очевидно, обычные в древнееврейском доме: постель, (евр. митта), стол (евр. шулхан нередко в Библии означает, как и у теперешних бедуинов, простое полотно или кожу, расстилаемые на полу для обеда), но равным образом и стол в нашем смысле, (ср.

3Цар.13:20; Чис.4:7. См. Gesemi. Thesaurus linguae lebr, p. 1417), стул (евр. кисев), светильник (менора).

В гражданско-правовом смысле типичен ответ, данный сонамитянкой на предложение пророка Елисея походатайствовать за нее у царя или военачальника (какую силу имел пророк Елисей у обоих еврейских царей, видно из (4Цар.3:12) и д. ), что она не имеет в этом нужды, так как «живет среди своего народа» (ст. 13; Ср. блаж. Феодорит, Вопрос 15), т. е.

принадлежит к довольно сильному и знатному роду. Это бросает некоторый свет на силу и значение родовых связей и отношений в древнем Израиле. «Если бы мы более знали об этих родах, то, вероятно, многие события в истории Израиля выступили бы пред нами в ином и более ясном свете. Так, напр.

, в высшей степени вероятно, что непрерывные революции и переменная политика в Израильском царстве – дружественная то Ассирии, то египтянам, стоит в связи с этими родами, имевшими своих представителей в городах» (Buhl. Die Sociale Verhaltnisse des Israel, 1899, s. 39). Наконец в религиозно-богослужебном отношении данный рассказ поучителен тем, что свидетельствует (ст.

25), что субботы и новолуния праздновались в Израильском царстве не одними жертвами, как предписано в законе (Чис.28:9,11), а и нарочитыми собраниями (ср. блаж. Феодорит, вопр. 16), и что центром этих религиозно-назидательных собраний в десятиколенном царстве, за неимением законного храма, служили дома пророков.

Все отношения сонамитянки к пророку в рассказе проникнуты глубоким благоговением (ст. 9, 15, 22, 27, 37); она прямо называет (ст. 9) пророка «святым» (евр. кадош, греч. ἄγιος, лат. Sanctus: это впервые в Библии живой человек именуется святым не по идее только, как в (Лев.11:44) и мн. др, но и в действительности).

О том, почему и когда избрал пророк Елисей в служители при себе Гиезия (ст. 12 и д. ), не отличавшегося нравственными качествами (4Цар.5:20 и д. ), неизвестно ничего. Предсказание пророка о рождении сына у сонамитянки (ст. 16) совершенно сходно с обетованием Аврааму о рождении Исаака (Быт.18:10,14; ср. блаж. Феодорит, вопр. 16).

Болезнью сына благочестивой женщины (стих 19), видимо, был солнечный удар (Иудиф.8:2–3; Пс.120:6). Из слов пророка (ст. 27): «Господь скрыл от меня и не объявил мне», «видно, что не все провидели пророки, а только то, что открывала им благодать Божия» (блаж. Феодорит, вопр.

17); то же обнаруживается и в посольстве пророком Елисеем Гиезия вместо себя (стих 29), оказавшемся бесплодным (стих 31). Как удрученная горем женщина в поспешности избегала долгих разговоров (ст.

23, 26), так и Гиезию пророк приказывает дорожить временем (подозревая, может быть, лишь мнимую смерть ребенка) и избегать, обычно длинных на Востоке, приветствий при встречах (стих 29, ср. Лк.10:4); притом «пророк знал», что Гиезий честолюбив и тщеславен и что встречающимся на пути расскажет причину своего путешествия, а тщеславие препятствует чудотворению (блаж.

Феодорит, вопр. 17); по талмудистам (Pirke Elieser, 33), Гиезий не выполнил приказания пророка, и потому не мог оживить сына сонамитянки (ст. 31). Действия самого пророка при воскрешении умершего ребенка (ст. 35–36) близко сходно по существу с действиями пророка Илии при воскрешении сына вдовы сарептской (3Цар.

Читайте также:  Сумах (уксусное дерево): посадка

17:19–23), частное же отличие: а) более рельефное в данном случае изображение жестов пророка Елисея (ст. 34–35): «собственные свои орудия чувств пророк приложил к орудиям чувств умершего; глаза к глазам, уста к устам, руки к рукам, чтобы умерший стал причастен жизни живого, очевидно, по действию духовной благодати, дарующей жизнь» (блаж. Феодорит, вопр. 18); б) не упоминается слов призывания Бога, как у пророка Илии (3Цар.17:21); но, без сомнения, и пророк Елисей равным образом молился при совершении чуда наряду с другим, прообразовавшего воскресение Господа Иисуса Христа ((4Цар.4:8–37) читается в качестве паремии 12-й на богослужении Великой субботы).

4Цар.4:38. Елисей же возвратился в Галгал. И был голод в земле той, и сыны пророков сидели пред ним. И сказал он слуге своему: поставь большой котел и свари похлебку для сынов пророческих.

4Цар.4:39. И вышел один из них в поле собирать овощи, и нашел дикое вьющееся растение, и набрал с него диких плодов полную одежду свою; и пришел и накрошил их в котел с похлебкою, так как они не знали их.

4Цар.4:40. И налили им есть. Но как скоро они стали есть похлебку, то подняли крик и говорили: смерть в котле, человек Божий! И не могли есть.

4Цар.4:41. И сказал он: подайте муки. И всыпал ее в котел и сказал [Гиезию]: наливай людям, пусть едят. И не стало ничего вредного в котле.

Галгал, местопребывание «сынов пророческих» (ср. 4Цар.2:1 и далее), было одним из обычных местопребываний пророка Елисея, руководителя общества сынов пророческих; последние (ст. 38) «сидели пред ним» – в качестве учеников, у ног его, (ср. Деян.22:3): они сходились к пророку Елисею слушать его (ср. Иез.8:1; Зах.

3:3), но не необходимо жили в одном доме (ср. 4Цар.6:1). Голод, о котором здесь говорится, вероятно, тождествен с семилетним голодом при пророке Елисее, (4Цар.8:1). Заботясь о пропитании учеников, пророк приказывает слуге приготовить им кушанье из овощей (евр. орот, LXX: ἀριωθ, Vulg.: herbas agrestes, слав.: «зелия дивия»).

«К ним собиравшие по неведению примешали ядовитых плодов. Но пророк, велев всыпать в коноб муки, уничтожил тем действие яда. Произведено же сие не свойством муки, но благодатью пророка» (блаж. Феодорит, вопр. 19). Ядовитые плоды в евр. тексте названы паккуот – «дикие огурцы» (ср. орнаменты 3Цар.

6:18,7:24), cucumeres agresti, asiuini, по виду смешанные с любимыми у евреев огурцами (Чис.11:5).

4Цар.4:42. Пришел некто из Ваал-Шалиши, и принес человеку Божию хлебный начаток – двадцать ячменных хлебцев и сырые зерна в шелухе. И сказал Елисей: отдай людям, пусть едят.

4Цар.4:43. И сказал слуга его: что тут я дам ста человекам? И сказал он: отдай людям, пусть едят, ибо так говорит Господь: «насытятся, и останется».

4Цар.4:44. Он подал им, и они насытились, и еще осталось, по слову Господню.

Ваал-Шалиша (ср. 1Цар.9:4) – город, по предположению, в колене Ефремовом, у Евсевия – Βαιθσαρισάθ, у Иеронима – Betsarisa – в 15 милях, от Диосполиса (Onomast. 206), теперь сближают с Кафр-Сильс. По закону Моисееву все хлебные начатки евреи должны были доставлять к святилищу, откуда их получали священники и левиты (Чис.18:13; Втор.18:4).

За отсутствием в Израильском царстве законных священников и левитов (3Цар.12:31), некоторый благочестивый человек приносил хлебный начаток пророку Божию. Последний с призыванием имени Божия (стих 43) чудесно умножает пищу для 100 человек (ср. блаж. Феодорит, вопр. 19): чудо это было вызвано, вероятно, упомянутым выше голодом в Израиле.

Глава 17 Призвание Елисея

Глава 17

Призвание Елисея

Бог повелел Илие помазать вместо себя другого пророка. «Елисея же, сына Сафатова… помажь в пророка вместо себя» (3 Цар. 19:16), – сказал Он, и, повинуясь этому повелению, Илия отправился искать Елисея.

Идя на север, Илия восторгался тем, как все изменилось за короткий промежуток времени. Еще недавно иссушенная солнцем земля оставалась необработанной, ибо в течение трех с половиной лет ее не орошала ни роса, ни дождь.

Теперь, куда ни падал его взгляд, всюду он встречал буйно растущую зелень, которая словно стремилась наверстать упущенное за годы засухи и голода.

Отец Елисея был богатым землевладельцем, который, несмотря на господствующее беззаконие, вместе со всем своим домом не преклонил колен перед Ваалом.

Его дом был домом, где чтили Бога и где правилом повседневной жизни была непоколебимая вера древнего Израиля.

В сельской тишине, изучая постоянно Слово Божье, постигая тайны природы и занимаясь полезным трудом, он учился жить незатейливо, повиноваться родителям и Богу, что и сделало его впоследствии достойным такого высокого положения.

Стать пророком Елисея призвали тогда, когда он вместе со слугами своего отца пахал поле. Елисей всегда охотно брался за любую работу. В нем замечательным образом сочетались умение руководить и кротость человека, готового в любой момент послужить другим.

Несмотря на свой спокойный и великодушный нрав, он был энергичен и тверд. Целомудренный, непоколебимый в своих принципах, он любил и боялся Бога, а в простом ежедневном труде научился достигать намеченного, развив в себе благородство характера и, таким образом, постоянно возрастал в благодати и познании.

Сотрудничая с отцом в домашних делах, он учился сотрудничать с Богом.

Проявляя верность в малом, Елисей готовился нести более великую ответственность. И так, изо дня в день, он приобретал опыт, необходимый для того, чтобы занять высокое положение. Он научился служить другим и тем самым познал тайну, как учить и руководить людьми. Здесь урок для всех.

Никто не знает намерений Господа, когда Он ставит человека в определенные обстоятельства, но все должны быть уверены, что безукоризненное выполнение незначительных дел делает людей способными к более высоким обязанностям.

Каждый наш поступок является выражением нашего характера, и только тот, кто, выполняя повседневные обязанности, проявил себя «делателем неукоризненным», может быть признан Богом достойным более высокой работы (2 Тим. 2:15).

Тот, кто не уделяет должного внимания скромным делам, тем самым доказывает свою неспособность выполнить более ответственную работу. Человек может считать себя вполне подготовленным для великих свершений, но Бог смотрит глубже.

Такого человека подвергают искушению и испытанию, а затем ему выносится приговор: «Ты взвешен на весах и найден очень легким». Подобные заблуждения оборачиваются против самих людей.

Они пренебрегают возможностью развить в себе чуткий, твердый и сильный характер, который можно сформировать лишь только при условии полнейшего самопожертвования.

Многие считают свою жизнь бесполезной, если она не связана с религиозной работой, если она не способствует приближению Царства Божьего. Была бы возможность совершить какое-нибудь великое дело, с какой радостью они принялись бы за него.

Но поскольку они могут послужить только в малом, то это является для них оправданием полной бездеятельности. Но эти люди глубоко ошибаются. Человек может и тогда трудиться во имя Божье, когда он валит лес, расчищает землю или пашет.

Мать, воспитывающая своих детей для Христа, так же верно служит Богу, как и проповедник на кафедре.

Многие, страстно мечтая обладать особенными талантами, чтобы совершать великую работу, в то же время пренебрегают делом, которое так и просится к ним в руки и которое превратило бы их жизнь в «приятное благоухание». Пусть такие люди примутся за это дело. Успех зависит не столько от таланта, сколько от энергии и желания работать.

Не выдающиеся таланты делают нас способными к полезной работе, но добросовестное выполнение повседневных обязанностей, чувство удовлетворения всем тем, чем мы располагаем, и искреннее стремление сделать счастливыми других. В самой скромной повседневной работе можно проявить настоящее мастерство.

Самые обыденные дела, выполняемые с любовью, приобретают в глазах Бога особенную красоту.

Когда Илия, отправившись согласно Божественному повелению искать преемника, проходил полем, на котором пахал Елисей, он бросил на плечи молодого человека плащ посвящения. За время голода семье Сафата стала известна миссия Илии, и теперь, под влиянием Святого Духа, Елисей понял намерение пророка и принял это как знак того, что Бог призвал его стать преемником Илии.

«И оставил Елисей волов, и побежал за Илиею, и сказал: позволь мне поцеловать отца моего и мать мою, и я пойду за тобою». «Пойди и приходи назад, – последовал ответ Илии, – ибо что сделал я тебе?» Эти слова не были отказом – так испытывалась вера будущего пророка.

Елисей должен был все взвесить и решить: последовать ли ему этому призванию или отказаться от него. Пожелай он остаться дома и наслаждаться семейными радостями, он был волен сделать это. Но Елисей понял значение призвания. Он знал – зов исходит от Бога и, не колеблясь, повиновался.

Ни за какие мирские радости он не желал отказаться от возможности стать Божьим вестником или от преимущества общаться с Его слугой. Он «взял пару волов и заколол их, и, зажегши плуг волов, изжарил мясо их, и раздал людям, и они ели. А сам встал, и пошел за Илиею, и стал служить ему» (3 Цар. 19:20, 21).

Не колеблясь, он оставил дом, где его так любили, и пошел с пророком, чтобы разделить его трудную жизнь.

Если бы Елисей спросил Илию, что ожидает его и в чем будет заключаться его работа, то получил бы следующий ответ: Бог знает и откроет тебе. Если будешь спрашивать Господа, Он ответит тебе на каждый твой вопрос.

Ты можешь последовать за мной, если уверен, что Бог призвал тебя. Но знай, что Всевышний стоит за моей спиной, это Его голос ты слышишь.

Если все, чем ты обладаешь, ты можешь отбросить, как сор, ради того, чтобы приобрести милость Божью, тогда иди.

Подобный ответ Христос дал молодому начальнику, когда тот спросил: «Учитель Благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» «Если хочешь быть совершенным, – ответил Христос, – пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19:16, 21).

Отринув удобства и уют родительского крова, Елисей тотчас выразил готовность к служению. Молодой же начальник, когда услышал ответ Спасителя, «отошел с печалью, потому что у него было большое имение» (стих 22). Он не желал жертвовать. Свое богатство он любил больше, нежели Бога. Отказавшись лишиться всего ради Христа, он показал, что недостоин служить Господу.

Любого из нас Господь зовет положить все на алтарь служения Ему. Не каждого из нас просят служить подобно Елисею, не всем предложено продать то, что они имеют, но Бог хочет, чтобы на первое место мы ставили Его дело, чтобы в нашей жизни не было ни одного дня, когда мы не совершили что-нибудь на благо Господа.

Он не от всех требует одних и тех же усилий. Один призван трудиться в чужой земле; другой – поддерживать своими средствами евангельскую работу. Бог принимает жертву каждого, если человек посвящает Ему всю свою жизнь, все свои стремления. Те, кто готов принести такую жертву, услышат голос Неба и послушаются его.

Каждому, кто становится причастником Его благодати, Господь поручает совершить определенную работу для других. Каждый из нас должен нести ответственность за порученное, говоря: «Вот я, пошли меня».

К какой бы работе ни был призван человек, будь он проповедник, врач, коммерсант, земледелец, механик или разнорабочий, – на каждом лежит своя ответственность. Его обязанность – открыть другим Евангелие спасения.

Поэтому каждое занятие должно стать средством для достижения этой цели.

Вначале от Елисея требовалось немногое. Его обязанности были самые обыденные: он поливал воду на руки Илии, своему господину.

Он был готов делать все, что Бог повелевает ему, на каждом шагу учась скромности и услужливости.

Рядом с пророком он продолжал добросовестно исполнять свои скромные обязанности, с каждым днем все более укрепляясь в желании посвятить себя делу, на которое его призвал Бог.

Живя с Илией, Елисей не был свободен от искушений. На его долю выпало много испытаний, но он во всем полагался на Бога. Его искушали воспоминания о доме, покинутом им, но всякий раз он старался отогнать от себя подобные мысли. Вступив на путь своего призвания, он решил не оборачиваться назад и, несмотря на все искушения, остался верен этому решению.

Читайте также:  Как можно избавиться от мха на газоне?

Работа Божья заключает в себе гораздо больше, нежели только проповедь Слова.

Это означает обучение молодых людей – подобно тому, как Илия обучал Елисея: оторвать их от обычных занятий и, возложив на них ответственность участвовать в работе Божьей, вначале давать небольшие поручения, а затем, когда они станут более опытными и приобретут надлежащие знания, поручать более сложные задания.

Богу служат мужи веры и молитвы, которые имеют право сказать: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали руки наши, о Слове жизни… о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам» (1 Ин. 1:1, 3). Молодые неумелые работники должны трудиться вместе с опытными слугами Божьими. Таким образом они научатся нести бремя работы.

Благородна задача воспитания молодых служителей. Сам Бог помогает ее решать. А молодые люди, призванные на служение и получившие преимущество находиться в обществе искренних благочестивых работников, должны извлечь все возможное из этого.

Бог оказал им честь тем, что призвал их на Свою работу и послал туда, где они могут принести наибольшую пользу, поэтому они должны стремиться к тому, чтобы быть смиренными, покорными и готовыми к жертве.

Если они покорятся воспитанию Божьему, исполняя указания Господа и избирая Его слуг своими советниками, тогда они станут праведными, высокопринципиальными и непоколебимыми мужами, на которых Бог сможет вполне положиться.

Когда Евангелие будет проповедоваться во всей его чистоте, будут призываться от своих занятий и землепашцы, и коммерсанты, чтобы пройти школу воспитания с опытными служителями. Научившись приносить пользу, они начнут со всем старанием возвещать истину.

Божественное провидение поможет сдвинуть горы затруднений и опрокинуть их в море. Весть, имеющая такое решающее значение для жителей земли, будет проповедана и принята. Люди узнают, что есть истина.

Работа Божья убудет продвигаться вперед, пока наконец весь мир не услышит предупреждение, и тогда наступит конец.

В течение нескольких лет после своего призвания Елисей работал вместе с Илией, с каждым днем умножались знания молодого человека. Илия был в руках Божьих орудием, предназначенным для уничтожения величайшего зла.

Идолопоклонству, поддерживавшемуся Ахавом и Иезавелью и ввергнувшему в заблуждение весь народ, был нанесен решительный удар. Вааловы пророки были убиты. Израильский народ пробудился, и многие возвратились к служению истинному Богу.

Преемнику Илии Елисею, благодаря заботливому терпеливому обучению, предстояло вести Израиль по истинному пути. Общение с Илией, одним из величайших пророков со времени Моисея, приготовило его к самостоятельной работе.

Во время совместного служения с Елисеем Илие порой приходилось словами сурового обличения пресекать возникающее зло. Когда нечестивый Ахав захватил виноградник Навуфея, Илия предсказал гибель Ахава и его дома. И когда Охозия после смерти отца Ахава оставил живого Бога и стал поклоняться Ваалу, божеству Аккаронскому, именно Илия вновь искренне предостерег его.

Школы пророков, учрежденные Самуилом, пришли в полный упадок во время отступничества Израиля. Илия возродил эти школы, где молодые люди могли получать соответствующее воспитание, побуждающее их следовать закону и почитать его. В Писании упоминаются три таких школы – в Галгале, Вефиле и Иерихоне.

Накануне своего вознесения Илия вместе с Елисеем посетил эти школы, где пророк Божий повторил своим ученикам прежние наставления. Особенно он подчеркивал необходимость хранить верность Богу. Он также старался им внушить, что наилучшим свидетельством хорошего воспитания является простота.

Только таким путем они могли обрести небесные качества характера и подготовиться к работе для Господа.

Илия был очень счастлив успехам, достигнутым благодаря этим школам. Работа преобразования еще не была завершена, но он уже видел по всей стране непосредственные доказательства истинности слов Господа: «Впрочем Я оставил между Израильтянами семь тысяч мужей: всех сих колена не преклонялись пред Ваалом» (3 Цар. 19:18).

Вера Елисея, вместе с Илией побывавшего в этих школах, была еще раз испытана. И в Галгале, и в Вефиле, и в Иерихоне Илия предлагал ему вернуться домой. «Останься здесь, – сказал ему Илия, – ибо Господь посылает меня в Вефиль».

Но прежние занятия Елисея, ходившего за плугом, научили его не разочаровываться и не падать духом, и теперь, когда он взялся за плуг новых обязанностей, он также решил не отступать от намеченной цели.

Он не желал оставлять своего учителя до тех пор, пока еще есть возможность чему-нибудь научиться от него. Елисею и ученикам пророческих школ было открыто, что Илия вскоре будет взят на Небо, но сам он об этом не знал.

И теперь испытанный слуга человека Божьего решил не покидать его. Как только Илия говорил ему возвратиться обратно, он отвечал: «Жив Господь и жива душа твоя! Не оставлю тебя».

«И пошли оба… Они оба стояли у Иордана. И взял Илия мйлоть свою, и свернул, и ударил ею по воде, и расступилась она туда и сюда, и перешли оба посуху. Когда они перешли, Илия сказал Елисею: проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя».

Не земной славы и не высокого положения среди великих мира сего просил Елисей. Он страстно желал приобщиться к Святому Духу, излитому Богом на того, кто удостоился быть взятым живым на Небо.

Он знал: ничто, кроме Духа, покоящегося на Илие, не может сделать его более способным для служения в Израиле, к которому он призван Богом.

Поэтому он просил: «Дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне».

В ответ на эту просьбу Илия сказал: «Трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так; а если не увидишь, не будет. Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо» (4 Цар. 2:1-11).

Илия является прообразом святых, которые будут жить на земле во время Второго пришествия Христа и которые изменятся «во мгновение ока, при последней трубе», не вкусив смерти (1 Кор. 15:51, 52).

Будучи прообразом тех, кто живым будет взят на Небо, Илия перед самым окончанием земного служения Иисуса вместе с Моисеем стоял возле Спасителя на горе преображения. Эти прославленные мужи олицетворяли для учеников представителей царства искупленных.

Они лицезрели Иисуса, облеченного небесным светом; они слышали «из облака глас» (Лк.

9:35), признающий в Нем Сына Божьего; они видели Моисея, символизировавшего собою тех, кто будет воскрешен из мертвых во время Второго пришествия; там стоял и Илия, представляющий собою тех, кто при завершении истории земли будет преображен, удостоится бессмертия и окажется вознесен на Небо, не увидев смерти.

В пустыне, одинокий и разочарованный, Илия просил Бога о смерти. Но Бог в Своем милосердии не исполнил его просьбы. Великая работа предстояла Илие, и когда она была выполнена, его не оставили на произвол судьбы в жестоких цепях разочарования. Не в могилу он должен был сойти, но вместе с небесными ангелами вознестись к Его престолу.

«Елисеи же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более. И схватил он одежды свои, и разодрал их на две части. И поднял мйлоть Илии, упавшую с него, и пошел назад, и стал на берегу Иордана.

И взял мйлоть Илии, упавшую с него, и ударил ею по воде, и сказал: где Господь, Бог Илии, – Он Самый? И ударил по воде, и она расступилась туда и сюда, и перешел Елисей. И увидели его сыны пророков, которые в Иерихоне, издали, и сказали: опочил дух Илии на Елисее.

И пошли на встречу ему, и поклонились ему до земли» (4 Цар. 2:12-15).

Когда Господь находит нужным отстранить от работы тех, кого Он раньше наделил мудростью, тогда Он укрепляет и помогает их преемникам, если те обращаются к Нему за помощью и желают ходить Его путями. Они могут принести делу Божьему гораздо больше пользы, чем их предшественники, потому что многому научились на их ошибках.

И вот Елисей занял место Илии. Он, который оказался верным в самом малом, должен был проявить верность и в большом.

вам нравится имя Елисей? – 109 ответов на форуме Woman.ru

109 ответов

Последний — 16 ноября 2021, 22:30 Перейти

Гостьа

Это имя – вымышленное, что и Гвидон. Может тогда Еремей, Емельян – тоже сказочные, но и существующие.

08 августа 2013, 11:36

#53

08 августа 2013, 11:48

#54

Алина

Мне очень нравится,я так сына назову ,если бы я познакомилась с парнем красавчиком на классной тачке и его бы звали Елисей ,мне бы он еще больше понравился,а если дочка будет то Моника

22 сентября 2013, 03:22

#55

22 сентября 2013, 03:36

#56

23 ноября 2013, 18:50

#57

Каштанка

Оу, как мило))) а ещё можно называть Лис… хитрый лис)

23 ноября 2013, 18:51

#58

Алина

И главное чтоб уверенный в себе был и самодастаточный !

23 ноября 2013, 18:52

#59

Ирина

У меня сын Елисей! Это очень классное имя! Ему 2 года, никаких Елей и Лесиков, называют все полным именем! А ласково можно не только по имени называть вообще-то.

На счет дразнилок в школе -полный бред! Дети могут исковеркать любое имя, а нет- так фамилию, внешность и т.

д и что теперь? В школу не ходить? Или быть всем Сашами , Машами ? Нужно прививать ребенку уважение к себе, окружающие будут так же относится

05 декабря 2013, 11:14

#60

09 декабря 2013, 11:59

#61

11 декабря 2013, 15:25

#62

18 декабря 2013, 08:37

#63

15 января 2014, 17:37

#64

15 января 2014, 17:47

#65

03 апреля 2014, 16:31

#67

03 апреля 2014, 16:34

#68

03 апреля 2014, 16:35

#69

06 апреля 2014, 13:14

#70

18 декабря 2014, 05:36

#68

01 января 2015, 22:06

#69

21 января 2015, 16:25

#70

11 декабря 2015, 14:49

#75

Гость

не очень нравится, но уж лучше чем тимофей, матвей, фома, федор, глеб, арсений, савелий, илья, прохор и прочая лабуда.

11 декабря 2015, 14:54

#76

Гость

У меня сын Архип. С детства хотела так сына назвать, еще до соды на необычные имена. Елисей красиво,но мне кажется это будет не мальчик,а размазня.

11 декабря 2015, 14:56

#77

11 декабря 2015, 15:01

#78

Марина

С чего Вы взяли, что имя вымышленное??? Это вполне существующее имя.Почитайте происхождение имени и всё поймёте. У меня сын Елисей, очень хороший мальчик, добрый, честный и справедливый (действительно как принц). И называю я его уменьшительно Еся (очень мило и никто не догадался даже)

11 декабря 2015, 15:09

#79

Гость

совершенно,с вами согласен! Я своего Елисея зову медвежонком!)))

11 декабря 2015, 15:12

#80

Светлана

Здравствуйте,как раз моего сыночка зовут Елисеем.Ласково Еля,Елечка,Елик.Имя выбирала даже не в честь сказочного героя царевича Елисея,а наоборот в чемть пророка Елисея от имени Моисей,Алексей,но и родился он в честь рождения Казанской божьей матери ,и всё совпало.Мы гордимся именем Елисей,да и он рад,ему сейчас 6 лет,все детки и взрослые удивляются такому имени красивому и главное редкое.

11 декабря 2015, 17:28

#81

17 декабря 2015, 17:27

#82

27 декабря 2015, 21:44

#83

Каштанка

Хочу назвать сына(в перспективе:) Елисеем. Ассоциации с древнерусскими сказками, сразу вспоминается королевич Елисей. Для тех, кому не обязательно быть в теме(ну кто просто ради интереса будет спрашивать как зовут ребёнка), можно говорить – Алексей зовут. Всё-таки созвучное имя.

Только не знаю, как обращаются к Елисеям сокращённо – Еля, что ли? Мне так не нравится. Слишком мягко, немужественно. Знаю что в Каникулах в Мексике есть какой-то Елисей, вроде он неприятный тип.

Отчество будет Дмитриевич, фамилия редкая, не Иванов и без ассоциаций(не Лаптев какой-нибудь).

27 декабря 2015, 21:49

#84

31 января 2016, 18:10

#85

28 апреля 2016, 01:30

#86

Гость

Не нравится, слишком немужественное даже в полной версии. Может для ребенка и ничего, но для мужчины взрослого совсем как-то слащаво

28 апреля 2016, 01:37

#87

27 ноября 2016, 00:04

#90

05 декабря 2016, 17:16

#91

27 января 2017, 17:58

#92

гость

Нет, не нравится. Не мужественное имя Елисей.Я бы назвала бы Иван или Платон.

27 января 2017, 18:19

#93

27 января 2017, 18:41

#94

21 декабря 2017, 08:32

#95

Гостьа

Это имя – вымышленное, что и Гвидон. Может тогда Еремей, Емельян – тоже сказочные, но и существующие.

30 октября 2020, 22:35

#98

Алина

Мне очень нравится,я так сына назову ,если бы я познакомилась с парнем красавчиком на классной тачке и его бы звали Елисей ,мне бы он еще больше понравился,а если дочка будет то Моника

Ссылка на основную публикацию