Подвожу итоги тестирования ипомеи “Шантеклер”

Не найдётся, наверное сада, где бы не росла эта неприхотливая, красиво цветущая лиана – ипомея. Проста в уходе и не требовательна к условиям произрастания , она с достоинством занимает одно из первых мест среди цветущих растений в наших садах.

Чаще всего можно увидеть сорта, с воронковидными цветами различных расцветок . Вот, к примеру такую, как у нас, с фиолетовыми цветами.

Семена этой ипомеи я приобрела года три назад. Весной посеяла их сразу в грунт и уже к середине лета получила пышную лиану с обильным цветением. Цветки раскрывались рано утром и закрывались в полдень, а в пасмурную погоду цветок держался открытым целый день. Сине-фиолетовая россыпь цветов радовала нас до самых заморозков. К тому же подарила нам изрядный самосев.

ипомея Шантеклер

Но сегодня речь пойдёт не о ней, а о другой красавице ипомее. О махровой. Да, да о махровой. Я тоже была удивлена, когда увидела её на картинке. Оказывается бывают и такие.

ипомея Шантеклер

В пакетике с названием ипомея Шантеклер было всего три семечка. Выращивала я её через рассаду, поместив все три в один торфяной горшочек. Взошли все и ни один росточек не погиб. Потом, когда миновала угроза заморозков, поместила этот горшочек в грунт на самое солнечное место. Там они и развивались, дружно оплетая опору.

ипомея Шантеклер

Цветение началось намного раньше, чем у обычной ипомеи. Нежно-розовые махровые цветки появлялись один за другим, приводя в восторг окружающих.

В полном роспуске они напоминали пышную пачку балерины, что придавало им особый шарм и очарование. Листьев на лиане было мало, а цветы располагались так, будто парили над листвой.

Целый день и в любую погоду цветок оставался открытым,что позволяло нам подолгу любоваться этим удивительным созданием .

ипомея Шантеклер

Издалека ипомея выглядела ещё краше. Ухода особого не требовала, только регулярный полив и удаление отцветших бутонов. Росла себе по-тихоньку, удивляя нас и радуя. Кстати, семян эта красотка образует очень мало.

ипомея Шантеклерипомея Леди Флер

Не менее прекрасна и махровая ипомея Леди Флер. Она так же очаровательна, как и предыдущая. Любит тепло и солнышко. Вырастает до 3м высотой. Цветёт обильно до самых заморозков.

ипомея Леди Флер

Изумительные лилово-розовые цветы раскрываются утром и украшают растение до позднего вечера. С большим успехом может применяться для озеленения балконов и вазонов. Её можно высаживать и в подвесные кашпо. Везде она будет смотреться оригинально и к месту.

ипомея Леди Флер

Zдравствуйте! Как и обещала, представляю Вашему вниманию фотоотчет о том, какие выросли у меня ипомеи. Вот такие семена я купила:

Ипомеи фирмы “Русский Огород” : Квамоклит, Карнавал в Венеции, Рубиновые огни, Шантеклер, Красная zвеzда, Санрайz серенада и Вьюнок трехцветный фирмы “Гавриш”

Ипомеи фирмы “Русский Огород” : Квамоклит, Карнавал в Венеции, Рубиновые огни, Шантеклер, Красная zвеzда, Санрайz серенада и Вьюнок трехцветный фирмы “Гавриш”

Ипомея Шантеклер

Цветки не очень крупные

Цветки не очень крупные

Но внешний вид соответствует картинке на упаковке

Но внешний вид соответствует картинке на упаковке

Санрайz серенада

Это фото с сайта магаzина, так как на пакетике, который прислали был промокод

Это фото с сайта магаzина, так как на пакетике, который прислали был промокод

А это моя ипомея

А это моя ипомея

Санрайz

Санрайz

Шантеклер и санрайz на zаборе смотрятся не очень, так как побегов не много

Шантеклер и санрайz на zаборе смотрятся не очень, так как побегов не много

Карнавал в Венеции

Все цветы раzные, встречаются вот такие белые в мелкую едва zаметную крапинку,

Все цветы раzные, встречаются вот такие белые в мелкую едва zаметную крапинку,

с большими пятнами,

с большими пятнами,

с полосками

с полосками

Роzовые оттенки

Роzовые оттенки

Но самое обидное, что цветы не видно под густой zеленью листьев. А они там есть, поверьте

Но самое обидное, что цветы не видно под густой zеленью листьев. А они там есть, поверьте

Рубиновые огни

Ипомея рубиновые огни под дождём

Ипомея рубиновые огни под дождём

Вот так выглядит эта лиана у zабора. Zдесь цветков не видно, но на другом zаборе в тени они есть, но лиана там крошечная

Вот так выглядит эта лиана у zабора. Zдесь цветков не видно, но на другом zаборе в тени они есть, но лиана там крошечная

Рубиновые огни раzочаровали своим раzмером

Рубиновые огни раzочаровали своим раzмером

Квамоклит

Квамоклит окаzался ещё хуже Рубиновых огней. Цветы ещё мельче и кривые

Квамоклит окаzался ещё хуже Рубиновых огней. Цветы ещё мельче и кривые

Листья конечно красивые, если бы были крупнее…

Листья конечно красивые, если бы были крупнее…

Квамоклит на zаборе выглядит, честно говоря, ужасно

Квамоклит на zаборе выглядит, честно говоря, ужасно

Вьюнок трехцветный

О нем я уже писала, но сейчас добавился роzовый вьюнок, маленького раzмера

О нем я уже писала, но сейчас добавился роzовый вьюнок, маленького раzмера

Самым красивым окаzался синий

Самым красивым окаzался синий

Читайте также:  Есть ли смысл вносить удобрения по сухому приствольному кругу?

Большая часть окаzалась белой расцветки

Большая часть окаzалась белой расцветки

Не расцвела до сих пор ипомея красная zвеzда, которая самая простая иz всех других, которые я посадила. Честно говоря я думала, что она будет расти беz проблем и воzобновляться самосевом, как ипомея пурпурная.

Самосев космеи и ипомеи пурпурной

Самосев космеи и ипомеи пурпурной

Шантеклер – сад как форма искусства

Именно его – «атмосферный» Шантеклер (г. Уэйн, штат Пенсильвания), который называют самым милым, самым романтичным, самым креативным, самым уютным садом во всей Америке, искушенный “Форбс” признал лучшим частным садом в мире. Проведем небольшую экскурсию по саду, чтобы разобраться, в чем же его прелесть.

Атмосферный сад

Шантеклер – сад, название которого употребляется исключительно в непереводимой связке Pleasure Garden (очень прошу, не переводите как «сад для удовольствия», это абсолютно не отражает суть выражения).

Шантеклер – квинтэссенция всего того, что называется «атмосферным садом», и свой высокий рейтинг получил именно за невероятную атмосферу, а не за красивые цветочные бордюры (хотя с ними все тоже в полном порядке), или японский сад (который проектировали японские мэтры), или знаменитые руины, демонстрирующие такой экстравагантный для наших дней ландшафтный стиль, как Picturesque.

Несмотря на мировую славу Шантеклера, по нему не носятся с утра до вечера толпы туристов, и рядом нет гигантского парковочного плаца с ресторанами и сувенирными лавками.

Возможно, Шантеклер минул этот рок, потому что совсем неподалеку есть прекрасный и огромный Лонгвуд, и уж там все эти радости жизни представлены в полном объеме, если не в избытке.

Или это сознательная политика, направленная на сохранение уникального приватного характера сада?

Петух и аптекарь                                            

Кстати, откуда взялось это название – Шантеклер? Надо признать, что хозяин усадьбы, господин Адольф Розенгартен (Adolph G.

Rosengarten), обладал весьма ироничным складом ума: после завершения строительства состояние его вполне соответствовало положению поместья, описанного в романе Уильяма Теккерея «Ньюкомы»: вымышленный Шантеклер был «заложен-перезаложен по самую крышу, но все еще пыжился, демонстрируя свою важность».

Впрочем, надо полагать, ситуация была для хозяев несмертельная, и они быстро оправились от денежных потерь – Розенгартены были владельцами крупнейшей на восточном побережье фармацевтической компании.

Очевидно, что и продолжение последовало вскоре – на благоустройстве сада хозяева экономить не стали и пригласили для этой цели известного ландшафтного архитектора Томаса Сирса (Thomas W. Sears, 1880–1966).

Розенгартены, кстати, охотно обыгрывали тот факт, что сhanticleer является синонимом слова «петух» – изображение петушка в имении можно встретить по всюду. Шутливо подобранное владельцами имечко пришлось саду на редкость впору – «Петушок» верой и правдой прослужил уютным семейным гнездышком нескольким поколениям зажиточных филадельфийских аптекарей.

Новая жизнь Шантеклера

Новая жизнь Шантеклера началась в 1993 года, когда он стараниями наследников становится открытым для общественности.

За более чем полувековую историю сад не утратил уютный и дружелюбный «внутренний масштаб», в котором выдержаны все архитектурные элементы, и бережно взлелеянные старые посадки древесных растений. Добавилось и много нового в дизайне, но важно, что концепция по сути своей осталась неизменной.

Это по-прежнему «атмосферный» и уютный домашний сад, органично встроенный в окружающий сельский пейзаж, просто теперь сюда стали пускать всех поклонников и любителей садоводства.

Но особенно сад пришелся по сердцу художникам и садовым фотографам. Он прослыл настоящей Меккой любителей изящных искусств, что неудивительно – дизайн Шантеклера отличается уникальным вниманием к мельчайшим деталям.

«…И хотя вы постоянно читаете это о садах, такого совершенства этот принцип не достиг никогда и нигде! Чтобы дать истинное представление о безупречном характере этого сада, я решил охватить в своих работах разные жанры, начиная с пейзажной съемки и заканчивая отдельными растениями, от макро- до микро-», – так писал в своем предисловии фотограф Роб Кардилло (Rob Cardillo), посвятивший два года творческой работы над художественным альбомом о красотах Шантеклера.

В саду Шантеклер вы не найдете табличек. Впрочем, особо любопытные посетители всегда могут заполучить списки представленных здесь растений.

Сотканный из «виньеток»

Шантеклер состоит из серии тематических садиков, которые именуют «виньетками». Непривычное название для садовой структуры? Но только очутившись здесь, понимаешь, что для этих крошечных и изящных садиков сложно подобрать более уместный термин, особенно если вспомнить, что «виньетка» – не что иное, как «миниатюрная сюжетная или орнаментальная композиция».

Таких композиций в Шантеклере более двадцати пяти – от классического английского двухстороннего бордюра до японского сада для чайной церемонии, – и рассмотреть их по отдельности не представляется возможным в рамках одной статьи. Да и бессмысленно. Гораздо важнее установить общую логику, объединяющую харизматичные и разнообразные сады в единое живописное полотно.

В духе времени

Я не ошибусь, если скажу, что очевидным лейтмотивом сада стал экологический подход к его дизайну и эксплуатации. Так, в лесной его части вьется тропинка, выложенная из резиновой мульчи (инновационный материал, полученный из переработанных автопокрышек), а электрическую энергию вырабатывают солнечные батареи, установленные на крыше оранжереи.

Читайте также:  Где найти статьи о флоксах, их болезнях и борьбе с ними?

К отбору растительного ассортимента также подходят с современных позиций: здесь только растения малого ухода, те, что могут самостоятельно отвоевать «свое место под солнцем» – как в прямом, так и в переносном смысле.

С одной стороны, они размножаются здесь исключительно самосевом, с другой – очень выносливы. (В связи с этим вспоминается экологический галечный сад Бет Шатто, устроенный на бывшей парковке.

) Здесь же миксовая композиция разместилась на открытом солнцу и ветрам склоне, ярусами спускаясь от «Сада руин» к водному саду.

Вечный союз и конфликт

Отдельные сады Шантеклера изумляют своим оригинальным и самобытным стилем, однако наибольший восторг у посетителей вызывает знаменитый «Сад руин». Руины, разумеется, искусственные, рукотворные, но как же точно они передают очарование и хрупкую красоту ветшающего дома в ирландской деревушке!

Образ руинированного сада отсылает к картине Тима Бертона «Мрачные тени». Длинный стол из полированного черного гранита, похожий на саркофаг… высокий камин с расползшимися по каминной полке очитками… плакучие кипарисы как застывшие призраки. Каменная мебель расставлена так, будто семья, обитавшая здесь еще вчера, в панике покинула дом в страхе перед экспансией растений.

Следы человеческого пребывания здесь объединены с идеей могущества природы. Виноградная лоза обвивает стены… папоротники проросли в гостиной… Вечный конфликт и союз природы и человека – вот тема, звучащая рефреном в каждом уголке Шантеклера. Растительно-архитектурные декорации, на фоне которых разыгрывается невидимый глазу спектакль…

Вот что говорит про Шантеклер садовый журналист и колумнист Адриан Хиггинс (Adrian Higgins) из газеты «Вашингтон Пост»:

«Самое лучшее в этом саду то, что ему нельзя дать точное расхожее определение, как у нас принято обычно ранжировать сады. Это не «природный натуральный сад». Это – не «коллекция растений». Это не «дендрарий» или «исторический сад». Это – музыка, это – балет, это – кино, это – сад как форма искусства!»  

_________________________________________________

Кифтсгейт Корт — сад трех женщин

Терракотовые кашпо на террасе

В разных изданиях традиционно повторяется фраза о том, что Кифтсгейт Корт (Kiftsgate Court Gardens) – это сад трех поколений женщин-садоводов. На протяжении уже более 90 лет, с тех пор как семейство Мьюир приобрело усадьбу, женщины этого рода активно преобразуют ее территории.

Бершингранж — сад без начала и конца

История сада началась в 1978 году, когда Тьерри Дорне купил лесную делянку с несколькими строениями. Он решил разбить здесь питомник и засучив рукава приступил к делу. Сначала пришлось перетаскать горы гранита, вырубить более 3 000 елей и выкорчевать столько же пней, а затем завезти сюда тысячи кубометров плодородной земли, которая сейчас составляет слой от 10 см до 1,5 м.

"Шантеклер" в "Сатириконе"

15.03.2001 00:00:00

При упоминании имени Эдмона Ростана на ум любого мало-мальски театрально образованного человека приходит другое имя – Сирано де Бержерака. Ростановский Сирано уже давно “отделился” от своего прототипа и превратился в факт литературы для театра.

Кто такой или что такое “Шантеклер”, скорее всего, знают единицы – исследователи драматургии Ростана. “Шантеклер” – пьеса-аллегория. Это красивое имя носит… петух, и все действие проходит на птичьем дворе, вырываясь изредка на волю, в лес.

Шантеклер – поэт, поющий славу Солнцу, верящий, что восход и заход светила зависят от его песен. Премьера пьесы состоялась и во Франции, и в России (Санкт-Петербург, Малый театр) в 1910 году. Интерес поначалу вызывала огромный. Но успеха не имела. Спустя почти столетие к пьесе обратился театр “Сатирикон”.

В преддверии скорой премьеры и состоялась наша беседа с художественным руководителем театра и одновременно постановщиком спектакля Константином Райкиным.

– Константин Аркадьевич, почему вы взялись за “Шантеклера”, пьесу, почти не имеющую сценической истории да к тому же отмеченную печатью “неуспеха”?

– Неуспешной она была потому, что тогда, когда она была написана, театр ни эстетически, ни технически не был готов к такому роду театрального зрелища.

Все ставилось очень буквально, очень натуралистично, действие было громоздким, многословным, утомительным.

Если не найти элегантного хода, ироничного по отношению к материалу, если не подсмеиваться или хотя бы ухмыляться, можно добиться отталкивающего впечатления.

Невозможно всерьез играть кур, уток, индюков – это ведь человеческие характеры. Но и играть только людей тоже нельзя – уйдет что-то. Значит, здесь надо найти какую-то меру. Потому что история-то серьезная – о необходимости энергии заблуждения. О возвышающем обмане. О необходимости веры, которая окрыляет.

– Именно поэтому вы ее сейчас и взяли?

– Просто я тяготею к такому театру. Какому? Трудно называть словами, это не мое дело, это обязанности искусствоведов, в случае, если я когда-нибудь заслужу серьезное исследование.

Я – воспитанник психологического театра, но я не люблю бытовой театр. Я люблю быт, когда он становится поэзией. Люблю хорошие поэтические пьесы, люблю Шекспира и Ростана.

Папа мой говорил, что есть две роли, на которые он мог бы остаться в драматическом театре: Хлестаков и Шантеклер. Он подчеркивал, что все называют лучшей пьесой Ростана “Сирано”, – “нет, – возражал он, – лучшая – “Шантеклер”, которую никто не знает”.

Читайте также:  Конский навоз: преимущества и недостатки органики, как использовать свежий конный навоз и перегной в качестве удобрения

– Так вы реализуете мечту Аркадия Райкина?

– Тут примешивается мистика. Все это я узнал, уже начав ставить спектакль. Один папин старинный знакомый, услышав о постановке, вдруг меня спросил: “А ты ставишь это, потому что тебе папа завещал?” – “Нет, каким образом?” – “Как, ты не знаешь, что это была одна из его любимых пьес?” – “Никогда в жизни не слышал”.

– Пьеса, как водится у Ростана, велика. Были ли вмешательства в текст?

– На самом деле ее огромность сильно преувеличена количеством страниц. Это же стихи: идут в столбик. Они в два с половиной раза быстрей, чем прозаический текст. Значит, удивление и страх сразу же можно уменьшить в два с половиной раза.

Но я бы не сказал, что это лучший перевод Щепкиной-Куперник. Мне кажется он скоропалительным. Мы, пользуясь подстрочником, довольно много и сократили, и уточнили.

– Кто – мы?

– Мы – это я, это театр, это Наталья Борисовна Гладкова, мой завлит, так будет правильно сказать.

– Вы определили жанр будущего спектакля как “драматическое шоу”.

– Мы ставим драматический спектакль с большим удельным весом музыкальных номеров, где есть место и вокалу, и хореографии. Из этой пьесы мог бы получиться замечательный мюзикл, но мы делаем не мюзикл, а большой драматический спектакль, трудоемкий по деланию.

– Станет ли спектакль открытием новых имен?

– Думаю, да. Есть Илья Хмыз, композитор, который первый раз пишет музыку такого объема для театра. Это человек другого поколения, чем я, ему 25, но мне безумно интересно с ним работать. Илья – огромная находка для нас.

В главной женской роли – Фазаньей курочки – Марина Кангелари. Она пришла в театр именно на эту роль. Молодая актриса, мне кажется, очень одаренная, перспективная.

Хореограф – Александр Пепеляев, который, по-моему, работу такого уровня делает тоже впервые. В его хореографии, отвязной, не отягощенной никакими каноническими рамками, очень много юмора.

В главной роли – Денис Суханов. Он не дебютант, в театре работает несколько лет, но в этой роли, о которой артист может мечтать всю жизнь, уверен, заявит о себе по-новому.

– Спектакль густонаселен.

– Занята почти вся труппа: около 40 человек. Но и они играют не по одной роли. Поэтому и костюмов более 180. Художник по костюмам – Алла Коженкова. И она придумала костюмы невероятной красоты.

Они птичьи, но совершенно не бытовые, очень театральные, условные, стилизованные. Надо знать, что с ними делать, потому что хороший костюм – обоюдоострое лезвие: можно погубить спектакль.

Только головных уборов почти 140 да 6 тысяч предметов бижутерии.

– Вы, как и в “Кьоджинских перепалках” Гольдони, дали работу всем цехам театра?

– И не только нашего театра. Декорации нам делают в Петербурге, в мастерских Мариинского театра. Художник-постановщик Борис Валуев предложил сложнейшую декорацию, огромную.

Такой сложности декораций у нас никогда не было. Ведь сцена у нас большая, ее разлет – 34 метра.

И Борис предложил 2 круга, одновременно вращающихся, но не как обычно, один в другом, а на равном расстоянии от центра. Это очень дорогостоящий проект.

– Насколько я знаю, в спектакле есть роль и для вас. Но обычно вы не играете в своих постановках.

– Да, есть соблазн сыграть роль Директора театра. Но соблазн небольшой, а опасность велика, потому что могу потерять контроль над спектаклем: ведь артист я добросовестный и могу на роли сойти с ума. А мне надо сходить с ума сейчас на другом. Так что, может быть, потом когда-нибудь.

– Премьера объявлена на 1 мая. Успеете?

– Мне осталось работы – в нормальной ситуации – месяца на четыре. В реальной ситуации – два с половиной месяца. Весь апрель мы будем только репетировать, все спектакли отменены. Мы часто идем на такой шаг, но месяц – впервые. Работа идет полным ходом, с крейсерской мощью. Так, как она должна идти, по большому счету.

Вкладываем не только творческие силы, способности, но и все свои материальные, экономические, административные, финансовые ресурсы.

Подумали: мы сегодня по экономической оснащенности, планированию на будущее могли бы замахнуться на серьезный кредит. Я с таким конкретным явлением, как коммерческий кредит (и с процентами) для создания спектакля, еще не встречался. Думаю, что не каждый драматический театр может на такое решиться. Мы решились.

Провели большую фадрейзинговую компанию, теперь и я знаю, что это такое – поиск доноров-спонсоров, определились с ними и приняли решение. Проект стоит огромных денег, и мы их вкладываем: одни зарабатываем, другие берем в кредит. Мы думаем, что в этом может быть наше финансовое будущее. Одним словом – мы в пути.

Ссылка на основную публикацию