Пришли семена от Аэлиты на моё третье тестирование

Москва, 29.03.2022, 16:38:26, редакция FTimes.ru, автор Анна Кучмакра.

После выхода 2 февраля телепередачи Андрея Малахова «Прямой эфир» семья девочки, которая пропала в Волгоградской области (село Чухонастовка), спешно покинула дом и уехала в неизвестном направлении. В травле обвинили односельчан.

В село Чухонастовка выехали журналисты канала и выяснили, что 15-летнюю школьницу Айлиту Ли в ее родном доме никто больше не ждет. Гостей встретила только голодная кошка, дорожки не расчищены от снега и вообще никаких следов пребывания людей во дворе не наблюдается. По всему видно, что дом покидали поспешно, так что даже выстиранное белье осталось висеть на веревках.

Ситуация вокруг исчезновения Айлиты Ли оказалась запутанной

Обсуждая причины произошедшего с семьей Айлиты, жители Камышинского района пришли к выводу, что семья сбежала из-за давления односельчан. Это ведь по их желанию, а не по желанию мамы или бабушки состоялось телешоу, что и привело к тому, что из села семье пришлось уехать.

Айлита пошла в школу 13 января и пропала, и версий того, что с ней могло случиться, несколько. Следователи свою версию пока не озвучивают, а у СМИ она есть – это побег. В местных СМИ пишут, что Айлита к побегу готовилась, его план был прописан в ее дневнике, но вот с погодой ей не повезло.

Пришли семена от Аэлиты на моё третье тестирование

Из телефона школьница вытащила сим-карту, чтобы ее нельзя было обнаружить, но дневник в рюкзаке зачем-то занесла в школу и сразу же ушла. По версии одного из волонтеров, участвовавшего в поисках, сделано так было специально, чтобы версия следствия стала продвигаться в определенном направлении.

Сколько всего у журналистов версий относительно исчезновения Айлиты Ли

В случае побега пройти до трассы надо было 6 км, а день выдался с метелью и заметенными дорогами. Пешком же идти взрослому в хорошую погоду до трассы 2 часа.

Девочку утром 13 января много кто видел, в том числе школьный сторож и водитель машины, развозившей хлеб. Но потом следы Айлиты теряются из-за снежного шторма.

По версии «Блокнота Волгограда», версии исчезновения может быть четыре. То ли школьница сама ушла и замерзла, то ли решила свести счеты с жизнью (об этом она пишет в дневнике), то ли ей удалось дойти до трассы и уехать, то ли это криминал.

Пришли семена от Аэлиты на моё третье тестирование

В первых двух случаях все могло обойтись без внимания третьих лиц, но третий и четвертый, безусловно, требуют расследования, что бы не задумала сама Айлита или потенциальные похитители. За прошедшее время расследования правоохранители пришли к выводу, что никто из родных девочки или из ее знакомых к исчезновению отношения не имеет.

Что журналисты считают основной версией в исчезновении Айлиты Ли

Правоохранители проделали немалую работу, расспросив половину односельчан Айлиты с помощью полиграфа, но это никак не помогло продвижению следствия.

В беседе с журналистами один из волонтеров высказал предположение, что рюкзак с дневником девочка могла оставить нарочно, надеясь, что все подумают о том, что она решила по своей воле уйти их жизни.

Он добавил также, что считает самой оптимистичной версией ту, что ей удалось скрыться.

Ту версию, что девочка очень просчиталась с погодой и у нее просто не хватило сил, журналисты все-таки считают основной.

Пришли семена от Аэлиты на моё третье тестирование

А телезрители, посмотревшие телешоу с Андреем Малаховым, обратились в Сети к односельчанам Айлиты с призывом снять видео о том, что все они ждут Айлиту и надеются на ее возвращение.

Подпишись на канал FTimes в Яндекс.Дзен

Личный опыт: «Как мы болели ковидом всей нашей привитой семьёй»

Главный редактор «МОЁ!» Ирина Булгакова  рассказывает, как болеют ковидом привитые

Личный опыт. «Как мы болели ковидом всей семьёй»

Пришли семена от Аэлиты на моё третье тестированиеИрина БУЛГАКОВА

— Я думаю, всем понятно, что рано или поздно, но с ковидом столкнётся каждый. Безусловно, и в пору эпидемий чумы были те, кто не заразился. Однако, на пустом месте верить, что «чаша сия» обойдёт именно тебя, по меньшей мере странно.

Именно поэтому мы всей семьёй строго соблюдали все меры предосторожности с самого начала пандемии — носили маски, блюли дистанцию, перестали пользоваться общественным транспортом.

Родителей, которые живут вместе с нами, мы изолировали от общества, разрешив им выходить лишь в ближайший магазин шаговой доступности. Гостей категорически не принимали (даже родственников).

Как только появилась возможность сделать прививку от ковида, мы все вакцинировались. И в конце августа — ревакцинировались. И все эти меры работали в течение полутора лет пандемии, пока брешь в нашей антиковидной обороне не пробила дочь — студентка 17 лет, не привитая в силу возраста.

Напомню, в прошлом году, во-первых, дети болели очень редко и легко, а во-вторых, те же студенты до 6 февраля находились на дистанте. С февраля и до конца учебного года мы дочь возили на учёбу на машине. Муж утром — туда, я вечером — оттуда.

Но в этом учебном году в Воронеже появились «выделенки»! Возить на машине дочку на занятия в центр города стало просто невозможно. Ну а что творится в городских маршрутках в плане антиковидных мер — знают все.

Итог — 14 сентября дочка начала шмыгать носом, а 16-го вечером объявила, что не чувствует запаха невероятно вонючих травяных таблеток, которыми я её пичкаю в целях профилактики простуды.

В рамках «антиковидного протокола» я тут же объявила редакции, что ухожу на удалёнку. Муж тоже перешёл в режим дистанционной работы. Благо и у меня, и у него работодатели удалёнку поддерживают.

Утро пятницы 17 сентября началось с попыток вызвать врача к дочери из нашей родной 11-ой детской поликлиники.

В регистратуру я дозвониться не смогла, но на одном из сестринских постов мне дали номер многоканального телефона специально для тех, кто подозревает у ребенка ковид. В общем, звонила я не долго, минут 40. Врач пришёл уже около 12 часов дня. Один.

Я-то думала сейчас приедет бригада в космических одеждах брать мазок, ведь по телефону чётко сказала — нет обоняния, ковид. Но, нет.

На мой вопрос, а когда же будут брать мазок, мне ответили — в понедельник или вторник. Нет, возразила я доктору, мазок нужен сегодня. Тогда, говорит мне педиатр, езжайте сами в детскую поликлинику в кабинет неотложной помощи.

Поехали! Благо из всех симптомов у дочери была температура +37, насморк, отсутствие обоняния и вкусов.

В кабинете неотложной помощи сначала брать мазок у дочки отказались, с формулировкой «Мы уже всё».

В итоге я позвонила на сестринский пост, там мне дали номер заведующей поликлиники, я позвонила заведующей, та позвонила в кабинет и распорядилась, чтобы мазок взяли.

Нет, я не размахивала своим удостоверением «Пресса» и не говорила, где работаю. Заведующая потребовала от сотрудников кабинета неотложной помощи, чтобы они взяли мазки у всех детей, которые пришли «позже положенного».

Потом муж повёз дочку сдать кровь на антитела. Зачем? Мы решили, что анализ поможет быстрее выяснить, есть ковид или нет. На самом деле это были самые бесполезно потраченные деньги.

Анализ сдавал и муж тоже, давно собирался проверить, что там с иммунитетом после вакцинации.

Итог — у дочери никаких антител вообще не обнаружилось, у мужа — показатель антител IgG (говорящих о наличии иммунитета) был 302 при референсном значении 10.

Никакого лечения приехавшая на дом доктор не назначила. Но как только у дочери пропало обоняние, мы занялись самолечением — витамины в лечебных дозах, противовирусное средство с доказанной эффективностью, спрей с интерфероном в нос.

Плюс к тому мы её изолировали в комнате вместе с аппаратом для дезинфекции воздуха, который я купила ещё прошлой осенью, и по дому она передвигалась только до туалета и обратно исключительно в маске.

Сатурация у неё постоянно была в норме (медицинский пульсоксиметр я тоже купила год назад).

В субботу после обеда на телефон упала СМС — «Ковид обнаружен». А когда к вечеру градусник показал у младшего сына 3 лет температуру +37,3, стало страшновато. Ему я тоже брызгала в нос спрей с интерфероном, как только заболела дочка.

В понедельник 20 сентября утром мы поехали в кабинет неотложной помощи сдавать мазок с сыном. Узнав, что раньше мы тут были с его старшей сестрой, врачи даже не сопротивлялись. А в обед дочка сказала, что ей стало трудно дышать, появилось ощущение, будто на грудь что-то давит. Мы поехали делать КТ легких, результат обещали к семи вечера.

Читайте также:  Какая вода течёт из крана у вас в доме? И можно ли её пить?

Около пяти часов к нам нагрянул участковый педиатр, чтобы послушать дочку и вручить ей пачку противовирусного средства с недоказанной эффективностью.

Доктор заверил нас, что легкие чистые, пневмонии нет, но отметил, что услышать можно только бактериальное воспаление, а то самое «матовое стекло» в принципе не слышно, и посоветовал — если КТ покажет поражение от 20 %, ехать в больницу.

Вечером мы получили результаты КТ — «двусторонняя вирусная пневмония, с поражением лёгких 25%».

Дозвониться до скорой по телефону 103 я не смогла, позвонила на 112, там меня соединили с подстанцией. На вопрос, что делать, ответили — везите в областную детскую, «только там мест нет, но если всё плохо, то примут». Два часа мы ждали очереди, чтобы попасть в приёмный бокс. Но затем довольно быстро дочку оформили на госпитализацию, и уже ночью ей сделали первый укол.

На следующий день к обеду мы получили результат теста сына — «ковид обнаружен». Снова приехал педиатр, привез ещё одну упаковку того же противовирусного, мы поговорили о том, что КТ маленьким детям делают только под наркозом в условиях стационара. На вопрос, чем лечить ребёнка, получила ответ: пусть пьёт ромашку и вот эти противовирусные. 

Стало ещё страшнее. Тем временем температура +37,3 появилась у меня, а свекровь начала кашлять. Мы с ней отправились в свою 4-ую поликлинику к врачу. Терапевт направил нас на тесты, которые в итоге подтвердили, что и у нас ковид. Ещё через день положительный тест появился у свёкра, у которого из симптомов было только першение в горле.

Мужу тест делать отказались, мол, у него вообще никаких симптомов. Оформлять ему больничный «по контакту» в поликлинике № 4 отказались, заявив «не положено».

Я пыталась уточнить информацию по горячим линиям Роспотребнадзора, облздрава — не дозвонилась нигде, зато вдоволь наслушалась в режиме ожидания «донт ворри, би хеппи», которую, как издёвку, департамент здравоохранения поставил на своей линии. 

Между тем, ни мне, ни родителям никакого лечения назначено не было. Когда мне позвонила медсестра, чтобы сообщить, что тесты наши положительные, я спросила, а чем лечиться? В ответ услышала — витамин С, Д3, противовирусные, парацетамол, но бесплатных лекарств нет и не будет, ничего вам не выдадим. 

Безусловно, мы не ждали назначений терапевта, и при появлении первых же симптомов начали всей семьей принимать противовирусное средство с доказанной эффективностью. Я и свекровь пропили антибиотики, так как у нас был кашель, муколитики и витамины в лечебных дозах. 

Тем временем у меня поднялась температура до +38, пропало обоняние и вкусы. Температуру не сбивала, она продержалась два дня. Остальные привитые члены семьи чувствовали себя почти нормально. На шестой день от начала заболевания мы всей семьёй отправились на КТ.

В итоге у меня и родителей КТ чистое, у мужа, у которого вообще не было никаких симптомов — поражение лёгких 5 %. Он сходил на консультацию к пульмонологу, который направил его на биохимию крови, чтобы посмотреть показатели ферритина и c-реактивного белка, которые говорят о тяжести течения ковида.

Анализы показали, что мужу нужно срочно пропить антикоагулянты, а ещё — если бы не прививка, то, скорее всего, он бы болел ковидом крайне тяжело. 

Итак, две недели спустя я уже на работе, дети выздоровели, все мы бодры, веселы и готовимся привиться от гриппа через 30 дней. Какие выводы? 

1. Как только появятся прививки от ковида для детей, я поведу своих на вакцинацию. Да, мы привитые заразились, но в итоге отделались легким испугом. Именно в этом и состоит смысл прививки. 

2. Надеяться на врачей в поликлинике не стоит. Они, мягко говоря, сильно уставшие, выгоревшие. Хочешь не хочешь, но нужно самим знать, как и чем лечиться, причём начинать с первого дня, как только появились симптомы ОРВИ, контролировать сатурацию. 

3. Бесплатные лекарства? Я, как амбулаторный пациент, их не видела. Моя свекровь тоже. Свёкру, который делал тест последним, спустя дней пять привезли две упаковки противовирусного и блистер парацетамола. А эти пять дней лечиться не надо было? Отмечу, что во всех поликлиниках по-разному, кому-то и дорогущие антикоагулянты выдают. 

4. На 6-7 день болезни надо делать КТ, это мне советовали все знакомые врачи из «красных зон». Требуйте с терапевта направление (моя знакомая рассказала, что в той же 4-ой поликлинике терапевт ей просто предложила, мол, вы имеете право на КТ на 5-6 день болезни, хотите?) 

5. Врачам и медсестрам ОДКБ № 2 огромное спасибо — лечение начинают сразу, к детям относятся прекрасно. Дочку выписали спустя 11 дней, осталось 4% поражения. 

6. Нельзя терять время! Сейчас болезнь развивается очень быстро, у вас может не быть симптомов при серьёзном поражении легких. Ужасно, но даже если есть симптомы, врач может их игнорировать.

С дочкой в боксе лежала девочка 12 лет, которую участковый педиатр 10 дней (!) лечила парацетамолом при температуре +39, пока на скорой задыхающегося ребёнка не привезли в больницу.

КТ показало почти 40% поражения лёгких, ребёнок неделю лежал на кислороде. 

7. Жаловаться на плохо оказанную медпомощь лучше через сервис обращений на сайте облздрава https://zdrav36.ru/obshchestvennaya-priemnaya/poryadok-i-vremya-lichnogo-priyoma-rukovoditelem-dzvo. Вот только ответ придет через пару недель, поэтому такая жалоба скорее послужит лишь моральному удовлетворению, но сиюминутно проблему не решит. Я написала жалобу в Минздрав по поводу отказа выдать больничный по контакту, жду ответа. Мы тем временем все уже получили отрицательные тесты и вышли в народ.

Зачем я всё это написала? В первые дни, когда ковидные тесты посыпались нам на голову, меня периодически накрывала паника. Что делать? Куда звонить? Как лечить? Возможно, мой опыт кому-то чем-то поможет. Поэтому и делюсь.

Ротшильды травят нас ГМО, а наши семена забрали себе – "на чёрный день". Те, что сберегли в блокаду

Чтобы завоевать страну и взять её под свой контроль, вовсе не обязательно создавать атомную бомбу или начинать Третью мировую. Достаточно отнять у неё возможность выращивать хлеб.

Бездумно разбазаривая уникальную коллекцию семян, Россия может попасть под ГМО-каблук Ротшильдов и компании, а значит, будет плясать под дудку американцев, несмотря на все свои “Арматы”, “Кинжалы” и “Искандеры”.

Несколько лет назад на всю Россию прогремел скандал в петербургском ВИРе – Всероссийском институте генетических ресурсов им. Вавилова. Бывший руководитель учреждения Виктор Драгавцев разоблачил вредительские методы нового руководства, которое якобы под видом обмена отправляло уникальные образцы ценнейших сортов зерновых на Запад и в Китай.

Основным получателем было так называемое “хранилище Судного дня” в Норвегии. Официально этот проект был задуман как интернациональный генетический банк, в котором будут храниться образцы семян различных культур со всего мира на случай какой-либо катастрофы. Однако позже журналисты узнали, что главным спонсором создания банка стал известный клан американских миллиардеров Ротшильдов.

Конвенция о биологическом “разбазаривании”

Все страны, подписавшие Конвенцию о биологическом разнообразии, обязались предоставлять другим странам доступ к своим генетическим ресурсам. Россия присоединилась к этой конвенции в 1992 году. Примечательно, что тогдашний директор ВИРа Драгавцев выступал резко против этого присоединения. Вот как он объяснил Царьграду своё недоверие к этому проекту:

Я изучал все параграфы, и мне там очень многие параграфы не понравились. Например, 15-й параграф, который говорил, что страны, которые подписали эту конвенцию, будут обязаны по любому запросу любого генбанка любого государства немедленно этот образец отдать. Если он не отдаст, то все генбанки мира объявляют ему бойкот на три года и ничего не будут давать.

Справка Царьграда: Конвенция о биологическом разнообразии – международное соглашение, принятое в Рио-де-Жанейро 5 июня 1992 года.

Данная Конвенция была реализована для сохранения биологического разнообразия планеты, устойчивого использования его компонентов, а главное, совместного получения выгод, связанных с использованием генетических ресурсов. Обязанностью каждого участника конвенции является предоставление необходимого доступа к генетическим ресурсам, а также передача соответствующих технологий.

Читайте также:  Препарат корневин: характеристика, инструкция к применению, преимущества и недостатки стимулятора роста корней

Конвенция о биоразнообразии начала действовать 29 декабря 1993 года.

Не дадим ни зёрнышка: США оказались умнее?

Интересно, что среди 145 стран, подписавших Конвенцию, нет США. Тогдашний президент США Билл Клинтон проявил полное равнодушие к Конвенции: он лицемерно заявил, что, мол, у Америки есть большое количество разных законов на уровне Федерации и штатов, которые демонстрируют её приверженность идеалам сохранения биоразнообразия на планете.

Бывший директор ВИРа Виктор Драгавцев объяснил Царьграду истинные причины поведения американцев:

Когда я узнал, что Руцкой и Коптюг (тогдашний вице-президент РАН. – Ред.) подписали Конвенцию о биоразнообразии в Рио-де-Жанейро, а американцы не подписали, тогда на американцев затопали ногами все другие, кто подписал.

Американцы сказали: мы не будем подписывать, потому что мы истратили на наши экспедиции по всему миру, на наш генбанк десятки миллионов долларов. И мы не хотим.

Если мы подпишем эту конвенцию, значит, любая африканская страна бесплатно будет забирать образцы из нашей самой большой в мире коллекции кукурузы.

А Россия подписала. Но ведь наша коллекция семян не просто уникальна: её по праву считают национальным достоянием. Только по приблизительным оценкам стоимость “сокровища Вавилова” составляет восемь триллионов долларов. По ценности эту коллекцию можно приравнять к полному собранию полотен Шишкина, Васнецова, Левитана.

Но если о Третьяковской галерее знает каждый школьник, то о коллекции, которую более 20 лет собирали российские учёные во главе с Николаем Вавиловым, известно, к сожалению, только узким специалистам. Задумайтесь: во время блокады, когда в Ленинграде был голод, ни одно зёрнышко не пропало. Несколько сотрудников ВИРа умерло от истощения, но ни один даже не подумал взять хотя бы горсточку.

Сокровища “нищего миллионера”

Виктор Драгавцев рассказывает о коллекции ВИРа, который иногда называют “нищим миллионером”, с невероятной гордостью:

Николай Иванович Вавилов и его соратники проводили многочисленные экспедиции по всему миру, начиная с 1922 года и фактически по 1940-й. ВИР собрал уникальные староместные сорта: это древние народные сорта. Они не очень урожайные, но они очень устойчивы и к засухе, и к морозам, и к засолению, и к кислым почвам. К чему угодно. А все другие генные банки возникли гораздо позднее.

Драгавцев подчеркнул, что эти уникальные староместные сорта есть только в коллекции ВИРа. Именно они являются уникальным источником генов засухоустойчивости, холодо-, морозо-, жаро-, солестойкости, устойчивости к кислым почвам и так далее: “Ни у кого их нет. А у нас они есть”.

Кроме того, нигде в мире селекция пшеницы, например, не ведётся в таких засушливых условиях, как у нас в Саратове: “Саратов – это очень засушливая Саратовская область. Но там профессор Шахурдин организовал ещё до революции селекцентр. И этот селекцентр работает до сих пор. Он большой, и он создал огромное разнообразие, огромное созвездие уникальных саратовских сортов яровой пшеницы”.

Пришли семена от Аэлиты на моё третье тестирование

Саратовские сорта пшеницы Драгавцев назвал чемпионами мира по засухоустойчивости: “Они не болеют всякими болячками. Они устойчивы к насекомым. Вот за это время, когда никто нигде в мире таких засухоустойчивых сортов не создавал. Они есть только у нас. На них истрачены миллиарды рублей. Потому что этот центр финансируется государством с 1917-го года и до настоящего времени”.

Мы вложили бешеные деньги в то, чтобы быть обладателями чемпионов мира по адаптивности, по всякой адаптивности. А сейчас мы вынуждены отдавать эти сорта, потому что мы подписали Конвенцию о биоразнообразии,

– возмутился учёный в беседе с Царьградом.

Драгавцев уверен: “обмен”, который ведётся между ВИРом и другими странами, неравноценен. Мы отдаём третьим сторонам уникальные наработки, получая менее ценный семенной материал.

Правда, нынешний заместитель директора ВИР по науке Заварзин утверждает, что отдают не сами образцы, а лишь дубликаты. Однако Драгавцев против такой схемы: “Логика такая – мол, мы же ничего не потеряли. Ребята, мы ничего не потеряли, но мы отдали наши уникальные саратовские сорта, на выведение которых мы потратили миллиарды рублей с 1917-го года по 2020-й”.

Но при этом Россия теряет свою генетическую независимость, более того – становится генетически зависимой от других стран:

Мы покупаем в странах с засушливым климатом зерно, так называемый улучшатель. В Марокко покупаем, в Алжире, в Тунисе, в североафриканских засушливых странах. А этим странам тоже надо повышать урожай. Поэтому они пишут бумагу в ВИР с просьбой дать саратовские сорта.

Мы им отдаём саратовские сорта бесплатно, они вставляют ген засухоустойчивости из наших саратовских сортов в свои сорта, поднимают у них засухоустойчивость нашими генами и поднимают урожай. И этот урожай уже нам продают в качестве пшеницы-улучшателя.

То есть мы теряем свой генетический суверенитет.

“Возил чемоданами”: кто лишил страну уникального достояния?

В этом бездумном разбазаривании национального семенного генофонда Драгавцев винит сменившего его на посту директора ВИРа Николая Дзюбенко: “Дзюбенко начал раздавать и возить чемоданами, лучшие образцы начал вывозить в Китай, раздавал кому попало по 70 тысяч, а взамен получал где-то всего по 3-5 тысяч. Какой же это эквивалентный обмен?”

Более того, Драгавцев уверен, что никакой обмен России не нужен, поскольку семена из других стран нам просто не подходят.

Вся трагедия заключается в том, что России сегодня абсолютно не нужны образцы и гены семян Китая. Потому что Китай – это слишком на юге, слишком тепло. России абсолютно не нужны никакие сорта и гены Европы, потому что в Европе мягкий климат, в Англии полно дождей, ни одной засухоустойчивой пшеницы нет в Европе.

А у нас от Урала до Владивостока типичны весенне-летние засухи. Никто в мире не может дать нам засухоустойчивые сорта, мы сами их создали. Поэтому нам совершенно не нужны никакие сорта от Америки.

Потому что соя в Америке слишком теплолюбивая, а наша соя прекрасно даже в Ленинградской области вызревает, это мы её сделали такой.

Правда, после ухода Дзюбенко СМИ сообщали, что на обмен семенами наложен мораторий. Однако Виктор Драгавцев сомневается в этом: “Не было такого моратория. Мне бы об этом рассказали – я еженедельно получаю информацию о делах в ВИРе, потому что все сотрудники ВИРа со мной находятся в самых добрых отношениях”.

“Кто-то там наверху заинтересован, чтобы наш генетический суверенитет исчез, чтобы из России вытащить самые уникальные гены и самые уникальные образцы, чемпионы мира по адаптивности”, – уверен учёный.

Отдавать никому нельзя

Виктор Драгавцев называет два обязательных условия сохранения генетической независимости России:

– Первое – присвоить коллекции ВИРа статус национального достояния, потому что она стоит восемь триллионов долларов. По словам Драгавцева, эта сумма равна ежегодному доходу всех стран Европы;

– Второе – срочно принять закон о генетических ресурсах растений. Его до сих пор нет.

Экс-директор ВИРа также считает, что при каждом генбанке, в том числе при ВИРе, необходимо организовать так называемый добридинговый центр. В этот центр из общей коллекции образцов каждого генбанка следует перенести те уникальные сорта, которые имеют на мировом рынке большую коммерческую ценность.

“Это наш генетический суверенитет. Отдавать их никому нельзя”, – уверен Драгавцев.

Ведь это именно то, что сможет уберечь нас от засилия всевластной компании Monsanto – лидера по производству и поставкам по всему миру генно-модифицированных растений.

Монстр “Монсанто” положил глаз на семенной фонд Вавилова

На совести этого монстра миллионы жизней: именно они в 1970-х придумали гербицид “Раундап”, который успешно боролся с сорняками. Лишь в начале 2000-х учёные доказали – это вещество крайне опасно для человека и приводит к тяжёлым заболеваниям.

Читайте также:  Стоит ли делать защиту от радиоактивных почвенных газов в доме из газобетона?

Позже Monsanto вывела генетически модифицированную сою, утаив данные о том, что трансгенная соя содержит в семь раз больше аллергенов, чем обычная.

А ещё Monsanto “придумала” зерновые, которые дают урожай лишь один раз. Семена, полученные от этого урожая, не взойдут. А значит, вам придётся снова и снова обращаться в Monsanto – конечно, если у вас нет своего генного банка семян. По такому пути пошло уже немало стран, и теперь все они прочно сидят на крючке у монополистов.

У России банк пока есть. А вот сумеем ли мы сохранить свою продовольственную независимость и генетический суверенитет, зависит только от нас.

Виктор Потапов – Третий рассказ Аэлиты

Потапов Виктор

Третий рассказ Аэлиты

  • Виктор ПОТАПОВ
  • Третий рассказ Аэлиты
  • Литературно-историческая фантазия
  • Примерно год тому назад мне пришлось по делам редакции ненадолго выехать в один из районных центров Приуралья.

Остановился я у старого знакомого одного из наших сотрудников. Обычное дело: небольшая посылка из столицы в обмен на недолгое, но искреннее провинциальное гостеприимство.

Хозяин Moii, Леонид Дмитриевич Калашников, оказался бывшим школьным учителем истории. Быстро преодолев первую неловкость и покончив с разговорами типа “а у вас – а у нас”, мы перешли на более близкие сердцу темы. К моему удивлению, Леонид Дмитриевич оказался заядлым любителем фантастики. Меня это искренне обрадовало, потому что я сам с детства страдаю тем же недугом.

Беседуя о фантастической литературе, мы вспомнили двадцатые годы: Берроуза, Айхакера, Пьера Бенуа, “Аэлиту” Толстого.

“Аэлита” с детства была моим любимым романом, и по этому я тут же высказал Калашникову свое глубокое убеждение в том, что, по-моему, и сейчас мало кто сможет создать подобный шедевр, нарисовать такой неправдоподобный, но заставляющий верить в свою реальность мир.

И даже рассказы Аэлиты о расцвете и гибели Атлантиды, позаимствованные Толстым у оккультистов типа Блаватской, Скотт-Элиота и других, в которых мало что осталось от истинной истории человечества, звучат в романе так убедительно, как, может быть, не прозвучали бы догадки настоящих ученых.

Слушая меня, Леонид Дмитриевич потихоньку пил чай и улыбался. Вначале я старался не обращать на это внимания, но постепенно стал раздражаться. Заметив это, Леонид Дмитриевич прервал меня и, извинившись, вышел в другую комнату.

Вернулся он с тоненькой папкой и, положив ее на край стола, принялся рассказывать.

В свое время они были дружны с Толстым, и Калашников немало помог ему, когда Алексей Николаевич работал над “Аэлитой”. Толстому необходим был человек, хорошо разбирающийся в древней истории, способный подобрать нужные материалы, объяснить детали, посоветовать, как придать реалистичность его фантазиям и связать воедино придуманное прошлое двух цивилизаций. Таким человеком стал Калашников.

Позже, когда роман был опубликован и имел большой успех, Толстой, помимо экземпляра книги с дарственной надписью, в благодарность за помощь подарил Леониду Дмитриевичу рукопись, представлявшую собой небольшой отрывок, не вошедший в роман.

Первоначально, по замыслу писателя, он должен был составлять часть главы “Древняя песня”, в которой после сокращения осталось всего три страницы. Кстати, отрывок начинается и заканчивается текстом, сохраненным в романе.

В этом нетрудно убедиться.

Очевидно, вам уже пришли в голову вопросы, которые в свое время задал себе и я. Дело заключалось в том, что раньше этот отрывок был для Калашникова лишь памятью, чем-то принадлежащим только ему лично. Однако в песледние годы Леонид Дмитриевич, к своему великому удивлению, стал встречать идеи, высказанные Толстым в романс, в научных работах!

Поначалу он воспринял это как простое совпадение, курьез, не более, но вскоре эту мысль пришлось отбросить: слишком явной была связь. И Толстой, и современные историки опирались на одни и те же древние тексты и археологические находки, их теории были похожи как близнецы; различались только названия стран и народов.

Поразительно, сказал тогда Калашников, как он смог в те годы увидеть и понять нечто, остававшееся скрытым от ученых еще более полувека. Сколько ни размышлял, он не мог найти этому более или менее правдоподобного объяснения.

Разве что Толстой имел доступ к каким-то неизвестным или погибшим позднее материалам? Не знаю, насколько справедливо это предположение, не хочу гадать впустую. Пусть на этот вопрос отвечают другие. Моя роль в данной истории.уже сыграна: третий рассказ Аэлиты перед вами [Напомню вкратце сюжет романа.

Инженер Лось и красный командир Гусев отправляются в яйцеобразном космическом аппарате на Марс и обнаруживают там древнюю умирающую цивилизацию. Недовольный восторженным отношением своих соплеменников к землянам, верховный правитель Тускуб отсылает их.на загородную виллу и поручает заботам своей дочери Аэлиты.

Аэлита обучает Лося и Гусева языку марсиан и расскагывает о древней истории планеты. Оказывается, что марсиане являются потомками двух рас – аолов, населявших в первобытные времена Туму (Марс), и атлантов, бежавших со своей погибшей во времена потопа родины. Между Аэлитой и Лосем вспыхивает любовь.

События развиваются почти молниеносно: в столице начинается восстание, и Гусев становится во главе его.

Но Тускуб, собрав силы, жестоко расправляется с рабочими-повстанцами.

Гусев бежит и находит Лося распростертым в луже крови, возле тайной пещеры, в которой он с Аэлитой скрывался от Тускуба. Аэлита, неизвестно живая или мертвая, увезена отцом. С раненым товарищем на руках Гусев добирается до космического корабля, и они улетают обратно на Землю.

Однажды зимой, несколько лет спустя после их возвращения, Лося неожиданно вызывают на радиостанцию. Он надевает наушники и слышит голос, повторяющий на земном языке: – Где ты, где ты, Сын Неба?

Голос Аэлиты, любви, вечности, голос тоски летит по Вселенной, зовя, призывая, клича, – где ты, где ты, любовь…]…

  1. Иха, затопив очаг, сложенный из крупных, позеленевших от времени камней, молча поклонилась и выскользнула в золотую дверцу – ушла к крылатой лодке.
  2. Лось стоял, скрестив руки на груди, и оцепенелым взглядом смотрел на языки пламени, бросающие на стены смутные корчащиеся тени.
  3. “Нужно завтра же лететь в город, помочь Гусеву”, – пронеслось у него в голове и тут же пропало – на плечи легли маленькие руки Аэлиты.

Лось порывисто обернулся и встретился взглядом с огромными зрачками пепельных глаз. В их влажной глубине дрожали отблески огня. Бледно-голубоватое лицо с резкими тенями смягчалось в оранжевых отсветах пламени.

– Пойдем, – тихо, одними губами, произнесла Аэлита, и ее маленькая сухая рука потянула его за собой.

Аэлита и Лось сидели на краю бездны. Солнце уходило за острые вершины. Резкие длинные тени потянулись от гор, ломались в прорывах ущелий. Мрачно, бесплодно, дико было в этом краю, где некогда спасались от людей древние аолы.

– Когда-то горы были покрыты растительностью, – сказала Аэлита, – здесь паслись стада хашей, и в ущельях шумели водопады. Тума умирает. Смыкается круг долгих, долгих тысячелетий. Быть может, мы – последние: уйдем, и Тума опустеет.

Она замолчала. Солнце закатилось невдалеке за драконий хребет скал. Яростная кровь заката полилась в высоту, в лиловую тьму.

Ссылка на основную публикацию